Канцелярские товары вытесняют литературу из книжных магазинов Татарстана?

27.01.2015 13:26:00 103
Хотя Казань позиционирует себя как третий по развитию город России, как центр образования и интеллекта, в ней не осталось ни одного по-настоящему крупного книжного магазина.

Жители города теряют интерес к чтению, канцелярские товары постепенно вытесняют в оборотах литературу, а найти продавцов, знающих, кто такие Толстой и Достоевский, все сложнее. О том, каковы перспективы книжного дела в Татарстане, "БИЗНЕС Online" рассказал Евгений Кондратьев — основатель и владелец казанской сети "Любимый книжный" из 33 магазинов, контролирующей до четверти книжного рынка столицы республики.

— Евгений Степанович, Казань претендует на звание третьей столицы России, у нас более 100 тысяч студентов. Как вы считаете, наш город "книжный" или "не книжный"?

— Наш город до недавнего времени был весьма читающим, результат работы книжных магазинов показывает, что интерес к книге не пропадает и сейчас. С молодежью сложнее, читающей молодежи стало меньше. Общество испытывает определенный кризис, который выражен в тенденции потери интереса к чтению. Тем не менее в последние два-три года ситуация выправляется, я наблюдаю стремительный всплеск интереса родителей к развитию и образованию своих детей.

Казань входит в тройку лидирующих городов по уровню жизни, по развитию инфраструктуры, но, к сожалению, на такой огромный город у нас нет ни одного большого книжного магазина.

— И не было попыток создать такой магазин в Казани?

— Был один магазин, "Книжный двор", открытие которого было приурочено к тысячелетию Казани. Он был весьма популярным, но тем не менее спустя некоторое время закрылся. А вот, например, у наших соседей в Нижнем Новгороде магазин площадью 3 тысячи квадратных метров работает и неплохо. Это очень полезно для города: чтобы разместить на полках достаточное количество книг, нужна большая площадь.

— А на фоне Екатеринбурга или Новосибирска как выглядит наш город в смысле чтения?

— Я бы не сказал, что Казань читает меньше других региональных городов. Меньше, чем Петербург и Москва, да. Например, магазин на Тверской в Москве работает до часу ночи! И в полночь народа там может быть больше, чем у нас в час пик. В московском "Библиоглобусе", он находится недалеко от "Детского мира" на площади Дзержинского, такие высокие стеллажи, что по магазину расставлены большие стремянки. Меня поразило, что женщина в норковой шубе до пят сама забралась по стремянке наверх в поисках нужной книги. Если в Казани в книжный магазин войдет женщина в такой норковой шубе, она будет вести себя совершенно иначе.

— В Казани можно открыть двух-, трехэтажный магазин с кофе-зоной, удобными креслами, площадкой, где бы читатели могли встретиться с писателями?

— Подобный магазин является визитной карточкой любого современного города. Я надеюсь, что открытие в Казани такого большого магазина — это вопрос времени. Например, здание старого "Детского мира" в нашем городе простаивало не один год. Это было одним из идеальных мест для открытия большого книжного магазина. Но пока не сложилось. Арендные ставки в центре города слишком высокие для книжного дела. А купить помещение, достойное центрального книжного магазина города, нам не под силу.

— Если предположить, что вы зашли в здание "Детского мира" и превратили его в книжный гипермаркет, бизнес был бы нерентабельным?

— Магазин площадью в три тысячи квадратных метров в центре города мог бы быть рентабельным, если бы собственником помещения был сам организатор книжного бизнеса. Доказательством тому является все тот же "Дом книги" в Нижнем Новгороде. Человек, выкупивший помещение в центре города, занимается в нем книжным бизнесом уже много лет. Ему посчастливилось купить это помещение по разумной цене. Теперь это одна из самых крупных интеллектуальных достопримечательностей Нижнего Новгорода.

— Сейчас в Казани нельзя развить эту идею?

— Идею развить и реализовать можно всегда, повторюсь, это вопрос времени, ну, и возможностей. В Казани рынок недвижимости развивался настолько быстро и бурно, что стал недоступен. Мы смогли купить только небольшие магазины, до 100 квадратных метров. Тем не менее подходы могут быть разными. Мы не исключаем аренду, но этот проект должен носить целевое предназначение. Повышение и развитие интереса к чтению — это государственная задача.

— Как вы думаете, почему ушли с рынка федеральные игроки — "Буква", "Топ-Книга", "Библиосфера"?

— "Буква" закрыла часть своих магазинов из-за того, что произошли изменения в структуре учредителей. Эта сетка принадлежала издательской группе "АСТ". После того, как издательство "Эксмо" приобрело активы ИГ "АСТ", начались процессы оптимизации и в организации книжной торговли. У "Эксмо" есть свои сети магазинов — это "Новый книжный", "Читай город", "Буквоед". Магазины "Буква" были нацелены на продажу в первую очередь книг "АСТ" и незначительного количества бестселлеров других издательств, они открывались на площади 150 - 250 квадратных метров. У "Эксмо" более универсальные магазины с торговыми залами 400 - 600 квадратных метров.

"Топ-книга" была самым крупным и амбициозным игроком на российском рынке. У них было открыто порядка 220 книжных магазинов более чем в 100 городах России. Тем не менее время и опыт, а в некоторых случаях и интуиция подсказывают, что не все просто в нашем бизнесе. "Топ-книга" не пережила кризиса 2008 года. Что касается "Библиосферы", видимо, руководство и учредители потеряли интерес к розничному направлению в книжной торговле, посчитали его малорентабельным и постепенно это направление свели на нет.

— Что, по-вашему, погубило "Книжный двор"?

— Чистая экономика. Инициатором проекта был известный в книжных кругах еще по магазину "5 звезд" (Центр деловой и лингвистической литературы) Борис Армаисович Мнацаканов. Его идею поддержало руководство DOMO, и к тысячелетию Казани был самый крупный в городе "Книжный двор". Потом они стали открывать большие магазины по Татарстану — в Набережных Челнах, в Альметьевске, большие форматы на уровне 800 - 1000 квадратных метров. Я думаю, Казань готова принять формат такого магазина, а что касается регионов, здесь ребята поторопились.

— Слишком стремительно развивались?

— Вопрос не в стремительности, а в возможностях рынка и желаниях инвесторов. Мы, например, очень тщательно подходим к использованию собственных и заемных средств при открытии новых магазинов. Просчитываем возможный трафик, прогнозируем будущий оборот, сопоставляем его с издержками. Мы не строим планы по захвату рынка. Мы строим планы по его освоению.

— А сейчас есть какие-то попытки входа на рынок новых игроков?

— Игроков, которые могли бы зайти на наш рынок, не так много. Потенциальным и наиболее вероятным может быть сеть "Читай-город". Однако времена нынче неподходящие. Я считаю, что наиболее активную позицию будут проявлять интернет-ресурсы Ozon и "Лабиринт". Рынок интернет торговли растет на 20 - 30 процентов в год. Многие эксперты предрекали ему бурное развитие вплоть до 30 - 50 процентов всех продаж книжной продукции. Наверное, эти прогнозы составлялись с учетом освоения книжного рынка в Европе интернет-гигантом Amazon, который вынашивал планы по освоению российского рынка. Если последнее произойдет, это будет большим сюрпризом для всех игроков отрасли.

— До 90-х в Казани была развитая сеть книготоргов. В каждом районе города присутствовал большой магазин. Как выглядит структура книжной торговли сейчас?

— Да, в Советское время была создана очень неплохая система книжной торговли в виде государственных книготоргов. В республиканском книготорге насчитывалось около 45 магазинов. Примерно 30 из них были в Казани. Площади этих магазинов, например, на Баумана "Дом печати", на Воровского магазин №15, на Вишневского "Академкнига", достигали тысячи и более квадратных метров. Начиная с 90-х годов эта система, как и многое другое в нашей стране, стала разрушаться. Произошла смена караула. Частные лица начали издавать книги, стали образовываться и вырастать как грибы частные издательства.

— А сейчас сколько книжных магазинов?

— В Казани? У нас 17 магазинов, у "Дома книги" не меньше 20, один магазин у "Нового книжного", у "Книжного ряда" не знаю, сколько. Получается больше, но по сумме площадей, я уверен, мы уступаем книготоргу. Архитектура советского книготорга в моем понимании структуры книжной розницы почти идеальна. От чего ушли к тому со временем и вернемся, с другой идеологией, другими возможностями, новыми сервисами, но примерно к тому же.

— У книготорговли как бизнеса есть перспективы?

— Путешествуя по европейским странам, я люблю заходить в книжные магазины. Так вот, будь то Германия, Франция, Испания, Австрия или Швейцария, во всех странах есть большие и даже огромные книжные магазины. Хорошо живут, и непонятно на что содержат. Тем не менее это радует и внушает оптимизм. К ним ведь тоже подбирается Amazon, в Великобритании под ним уже 60 процентов рынка находится.

— А какую долю рынка занимают интернет-магазины у нас?

— Сейчас в России два наиболее популярных игрока — Ozon и Лабиринт. Я не думаю, что население нашего региона активно пользуется интернет каналом для покупки традиционных книг. Предполагаю, что это может быть 2 - 5 процентов, не больше.

— Существует мнение, что пройдет 3 - 5 лет и люди перестанут ходить в магазины, будут заказывать книги по клику.

— Когда появилось телевидение, все предрекали, что театру осталось жить недолго. Я думаю, что жизнь в определенный момент все расставит на свои места. Я прекрасно понимаю, что огромное число читающих людей переходят на электронную книгу, идет развитие интернет-магазинов. Но, надеюсь, что книжные магазины, электронный контент и интернет-торговля смогут сосуществовать. В Европе, Китае, Канаде форматы книжных магазинов значительно больше, чем у нас, в Татарстане, и они продолжают работать.

— Вы сами планируете развивать интернет-торговлю?

— Мы занимаемся разработкой своего интернет-магазина. Например, "Торговый дом "Москва" на Тверской имеет прекрасный интернет-канал, и существует он у них давно. Значит, данный сервис востребован в Москве. Мы не ставим задачи тягаться с Ozon или "Лабиринтом", они находятся в Москве, в эпицентре издательского рынка, и им значительно проще было построить логистику товародвижения. Мы будем использовать местные преимущества: близость к потребителю, наличие книжных магазинов как пунктов выдачи товара и т.д.

— Как вы пришли в книжный бизнес?

— В книжном бизнесе я оказался по счастливой случайности. В 1989 году я окончил авиационный институт, работал на кафедре в институте, планировал карьеру совершенно другого плана. Получилось так, что еще в студенческие годы я пел в ансамбле "Уленшпигель", и после окончания института мы ездили на различные фестивали. На одном из таких фестивалей в Пущино, по-моему, в 1991 году мы познакомились с генеральным директором издательства "АСТ" Сергеем Деревянко. Он выступал в роли генерального спонсора пущинского фестиваля коллективов авторской песни и был его участником. Он и предложил нам попробовать книжками торговать. Ну, мы и попробовали. В 1995 году помимо "АСТ" мы начали работать с другими издательствами, в частности с "Дрофой", "Просвещением", "АСТ-Пресс", что привело к открытию своего предприятия и началу свободного плавания.

— Но это была еще не розничная торговля?

— Розничную сетку мы начали развивать ближе к 2000 году. До этого нас даже не интересовала розница, потому что она существовала в виде большого числа государственных магазинов, входивших в систему советского книготорга ("Таткнигообъединение"). Долгое время мы работали с этой структурой, поставляли туда книги.

Когда еще работали заводы, на базе профкомов активно функционировали "общества книголюбов". Они были активными потребителями книжной продукции. Раньше читающих людей почему-то было много, а книг было очень мало, они были в дефиците. Сейчас у нас преобладает розница, на оптовую торговлю приходится лишь 20 процентов товаров. Например, практически выбывает из коммерческого оборота рынок учебной литературы. Татарстан покупает учебники через министерство образования посредством госзакупок.

— Сколько магазинов у вас сейчас? На какие финансовые показатели вы вышли?

— За 2014 год мы еще не подвели итоги, в 2013 году совокупный оборот составил порядка 240 миллионов рублей. Рентабельность составляет 2 - 3 процента. В Казани у нас 17 магазинов и 16 магазинов за ее пределами. В настоящее время мы не стремимся к экстенсивному пути развития, стараемся обслужить то, что имеем, повысить эффективность и качество работы. Если появляются интересные площадки, мы их рассматриваем, но далеко не всегда решаемся на открытие нового магазина. В нынешних условиях оптимально открывать магазин в пределах 200 - 300 квадратных метров. Полагаю, что мы занимаем не более 25 процентов казанского рынка.

— Сколько у вас работает человек?

— Суммарно по всем предприятиям и направлениям около 270 человек. На мой взгляд, за последние годы из-за уровня подготовленности персонала в книжной торговле произошел откат. Почему откат? У нас работали очень интересные и увлеченные люди, но они нашли себя в других бизнесах, зарабатывают другие деньги. Доходность книжного бизнеса невелика, а требования к специалистам во многом выше, чем просто в торговле. Не зря же в советские времена книжная торговля относилась к министерству информации и печати и министерству культуры. И специалистов готовили в соответствующих профильных учебных заведениях.

— То есть сейчас существуют проблемы с персоналом?

— Сейчас же приходят молодые люди, которые не знают элементарных вещей из школьной программы. Толстого и Достоевского запросто могут не знать. Вот с таким материалом приходиться начинать работу. Мы их учим простым вещам, как классифицировать и расставлять книги, как обслуживать и консультировать покупателя, корпоративным правилам, а они подучатся немного и уходят. Ищем какие-то варианты, стараемся привлекать студентов, мамочек, которые с детьми сидят, на неполный рабочий день, лишь бы голова была светлая.

— Кто сейчас читает книги, кто ваша аудитория?

— В основном книги покупают женщины, в первую очередь для своих детей, для себя и потом для своих мужчин. Школьники тоже частые гости наших магазинов. Мужчины реже обременяют себя походами в книжный магазин, и если заходят, то делают более крупные покупки.

Сейчас появляется другая проблема — масса людей, которые много читают, говорят, что из 10 купленных книг лишь одну можно поставить на полку, от 9 нужно избавляться. Мне говорят, создавай букинистический клуб, чтобы можно было книги обратно сдавать. Может, в этом предложении есть рациональное зерно и книги можно сделать долгоиграющими...

— Многие жалуются на недостаток современной, научной, академической литературы. Таких книг действительно не хватает на полках?

— Насчет современной художественной литературы я готов не согласиться, в хороших магазинах представлена и русская, и зарубежная литература, все, что печатается и является популярным, мы продаем. В небольших магазинах, которые и магазинами назвать сложно, торговых павильонах, например, в Зеленодольске, на 50 квадратных метрах можно выставить усеченный ассортимент и тем не менее, наиболее востребованную литературу мы стараемся поставить.

Что касается деловой, научно-технической литературы, я это расцениваю как проблему в нашей фирме, мы думаем, как ее решить. Деловая литература — это скоропортящийся продукт. Вышел кодекс, а через три месяца вышли поправки. Получается, что новый кодекс становится уже макулатурой.

— А нельзя работать по схеме журнальных киосков: брать на реализацию, и, если книга не продается, возвращать ее издательству?

— Мы выкупаем книги у издательства. По договору с крупными издательствами предусмотрено до 5 процентов возврата книг в течение полугода, они предоставляют возможность ротации. Но если книга пролежала больше полугода, ты ее вернуть уже не сможешь.

— Какую наценку на книги вы делаете?

— От закупки до полки в книжном магазине от 50 до 100 процентов. При этом не стоит забывать, что в нашей сети действует система лояльности к покупателям и система скидок. Максимальная скидка на единицу книжной продукции составляет 15 процентов.

— Сколько у вас всего наименований книг?

— Вообще в нашей рознице числится порядка 90 тысяч наименований книг. Ассортимент, который находится в постоянном поле зрения, на основе чего формируются матрицы магазинов, – до 30 тысяч. Большое количество наименований "раскиданы" по разным магазинам и редко возобновляются. 15 тысяч наименований книг — это различный мусор, который копился годами.

— А с какими издательствами вы работаете?

— Их очень много, более 150 издательств по всей России. Основные издательства — это "Эксмо-АСТ", "Дрофа", издательская группа "Аттикус", куда входят "Азбука", Machaon, "Иностранка", "Росмэн", "Просвещение", "Олма-медиа групп", "Рипол классик", с "Захаровым" сотрудничаем, где Акунин печатается. Стараемся со всеми российскими издательствами работать.

— Вы продолжаете искать новых партнеров?

— В России ежегодно проходят две книжные ярмарки: международная книжная ярмарка в сентябре и "Книги России" в марте. Сейчас, к сожалению, они становятся более скромными и предсказуемыми. Тем не менее мы посещаем эти выставки. Проводим переговоры с поставщиками, общаемся с коллегами из других регионов, встречаемся с друзьями.

— А торговую матрицу кто формирует, тоже издательства?

— Издательства изучают рынок, формируют свой издательский портфель, поставляют книги в торговые сети. Собирают обратную информацию по продажам, составляют рейтинги, всех игроков рынка ставят в известность. Мы смотрим рейтинги продаж тех или иных книг и эти показатели используем для своей работы.

Хотя бывает, что в силу каких-то региональных особенностей, они нам не подходят. Например, нам говорят, что выходит новая книга, бомба — "Псоглавцы" Алексея Маврина. Причем одна из икон с изображением Святого Христофора, святого с головой пса, о котором говорится в книге, находится у нас в Свияжске. Мы выставили книгу, и... ничего!

— Но бывают же безусловные хиты, например "Гарри Поттер"...

"Гарри Поттер" — это мировая премьера, по всему миру ее раскручивали, только после третьей книги он выстрелил. Первые две книги мы завезли по пять пачек, они целый год лежали и вообще никому не были нужны. У нас был шикарный магазин на Амирхана, 17, рядом с "Агавой", когда в 2001 году вышла третья книга о Гарри Поттере, мы там разыгрывали приз — поездку в Лондон. В первый день продаж у нас было куплено более 400 книг. В 7 часов вечера, когда купоны закладывали в урну, возле магазина демонстрация собралась, мы салют стреляли! Времена были душевные.

— Так что с выкладкой можно и не угадать?

— Поэтому выкладка у нас формируется субъективно. Специалисты, которые занимаются формированием выкладки, делают подборки на свой страх и риск. К комплектованию магазинов есть определенный подход. На 100 квадратных метров ты можешь разместить 15 тысяч наименований книг, если ты разместишь больше, появится ощущение завала. Вообще на книжном рынке присутствует огромное количество книг, более 120 тысяч наименований. Но даже большие магазины, такие, например, как "Библиоглобус", не смогут, да и не станут размещать больше 60 - 70 тысяч наименований книг, смысла нет.

— Какой сегмент составляет наибольшую долю выручки?

— Детская литература, это порядка 25 процентов. Вообще книги для детей меняются. Своей дочери мы прочитали массу книг — Барто, Маршака, Носова, Драгунского, Зощенко, русские и зарубежные сказки. А внуку, ему два года, мой сын покупает музыкальные книги: "Теремок", "Курочка ряба". Нажимаешь на кнопку, и корова мычит, лягушка квакает, машина бибикает. Эти книги не мои. Трудно сказать, будет ли он читать, когда вырастет.

Хотя дочери мы прочитали огромное количество книг, но она читает безобразно, то есть она не читает. Недавно издательство "Росмэн" выпустило серию книг "Часодеи" Натальи Щербы, вот они ей понравились, она читает уже третью книгу. Она перед сном читает, и мы с супругой счастливы.

— 25 процентов выручки — это детская литература, а остальное как распределяется?

— Художественная литература занимает порядка 15 процентов, 25 процентов может занимать сектор учебной литературы, канцелярские товары — 30 процентов. Канцелярия сейчас потребляется больше, чем книги, удельный вес канцтоваров растет.

— Праздники создают всплески спроса? Книга остается лучшим подарком?

— Тут как: есть хороший подарок, есть — плохой, и есть книга. У нас в продаже есть книги издательства "Интрейд Корпорейшн", они были изданы в Италии, с золотым тиснением, в кожаном переплете. Такая книга стоит приблизительно 5 тысяч рублей.

Раньше они стоили в районе 3 - 3,5 тысяч рублей, потом с курсом доллара они поднялись до 5 тысяч. Раньше они продавались хорошо, и мы работали с издательством, а потом перестали. Потом нам их стали предлагать за 50 процентов предоплаты, мы как-то не решались, а потом представитель издательства говорит: "Жень, я знаю, что ты никуда не денешься, ну, поставь эти книги в магазин". Мы их поставили летом и продали четыре штуки. Она недавно позвонила и говорит: "У вас что, чиновников нет? В Петербурге, в Москве их покупают на подарки чиновникам". Я говорю: у нас люди сопоставляют стоимость подарка. Одно время мы продавали библиотеку детской литературы издательства "Слово" за 60 тысяч рублей, это 50 томов. Она очень хорошо сделана, неплохая подборка произведений — вот это продавалось. Тут адекватная цена на размер подарка, который решает сразу массу проблем: и интерьера в доме, и образования детей, тебе уже не надо никуда бегать, практически вся классика есть.

— А какое место на ваших полках занимает татарская литература?

— Порядка двух процентов. У нас категорически недостает книжек для детей на татарском языке, это просто катастрофа! Можно ведь те же раскраски выпускать на татарском языке, но их нет в достаточном количестве.

Мы в свое время выпустили татарско-русский словарь, купили авторские права у Ганеева. Подготовили книгу в издательстве "АСТ-Пресс" в серии "Мой первый словарь", издали ее в Казани и очень долго потом распродавали. В общем, опыт получился не очень, долго возвращались потраченные средства.

— Как выглядит десятка самых популярных книг этого года?

— Я не стану перечислять их поименно. Любой интернет-магазин выдаст Топ-10. Как правило, все эти книги представлены в нашей рознице и в рознице наших конкурентов. На 90 процентов это так. Могу лишь отметить, что в этом списке присутствуют книги Акунина, Лукьяненко, Джеймса из трилогии "Пятьдесят оттенков" ну и т.д.

— Как девальвация рубля отразилась на вашем бизнесе?

— У нас есть точка в "Парк Хаусе", где возникли сложности с арендной платой. Инвесторы австрийские, договоры в евро, и мы как раз ведем переговоры, как там вообще оценивать дальнейший договор с учетом курса евро. Аренду уже невозможно платить. Сейчас они дают нам небольшие скидки. У нас был 7-летний договор, сейчас он заканчивается. Не мы одни попали в сложную ситуацию, у всех такие проблемы.

— Почему вы до сих пор остаетесь в этом бизнесе?

— Я случайно попал в книжный бизнес, и это дело меня затянуло. Во-первых, это интересный бизнес, это масса встреч с интересными людьми, с авторами книг. Во-вторых, это благодарный бизнес с точки зрения отношения людей. Например, в августе мы открыли магазин на месте кинотеатра "Дружба". Место было сомнительное, но в связи с тем, что там появились новостройки, куда переезжают люди, которые к чему-то стремятся, хотят улучшить жилищные условия, магазин пользуется спросом, и это радует.

— Как в условиях падающего рынка государство может поддержать книготорговлю? Что было бы полезным?

— Я считаю, что хотя бы через министерство культуры нужно заниматься серьезной пропагандой книгочтения и привлекать к этому людей. В той же самой Великобритании есть национальный праздник книги. Продажи в эту праздничную неделю у них на уровне рождественских.

— Каким, по-вашему, будет рынок через 5 - 10 лет?

— Надеюсь, книжные магазины продолжат существовать, возможно, появятся дополнительные сервисы. Сейчас основная проблема — кадры. У нас огромное количество нереализованных идей. Взять, например, филиал торгового дома "Москва" в Медведково. На базе их магазина организованы детский и подростковый клубы. Я пытался в свое время, работая с "Бахетле" на Павлюхина, на втором этаже создать детский клуб, занимался поиском специалиста по работе с детьми, и не нашел.

— А сами что читаете?

— Маврин мне понравился. Недавно читал книгу испанского автора А.С. Видаль "Кровавый узел". Приятное впечатление произвели книги Харуки Мураками "Дэнс, денс, денс", "Охота на овец". Любимая книга — "Собачье сердце" Булгакова.

Вообще большую часть книг я прочитал в студенческие годы: Стругацких прочитал, Лема, Оруэлла, Булгакова, Дюма, Конан Дойля. Бывает, возьмешь какой-нибудь детективчик Питера Джеймса, например, пару книг прочитаешь и все — уже наелся. Серию книг "Приключений Эраста Фандорина" Акунина я прочитал с интересом, но приятного послевкусия книги не оставляют. Это "выстроганная" серия, с интересным и динамичным сюжетом, с красивым повествованием, но таких ощущений, как после Булгакова, нет.

— У вас есть домашняя библиотека?

— Раньше я собирал книги, а потом смотришь, книги переиздаются, становятся все лучше и лучше. У меня в старой квартире лежит куча невостребованных книжек. Сейчас я пришел к тому, что нужно брать только самое лучшее. Например, у меня есть шикарные, раритетные издания "Алисы в стране чудес", "Мастера и Маргариты", библиотеку детской литературы взял.

— Поделитесь секретами успешного бизнеса.

— Секрет успеха кроется в той личности, которая этого успех пытается достичь. Мой рецепт заключается в том, что если человек трудится, если у него есть определенные требования к себе, к постановке своей жизненной позиции, то он этого успеха достигнет.


Визитная карточка компании
Сеть книжных магазинов "Любимый книжный" основана в 2001 году. Под маркой "Любимый книжный" работает 35 магазинов, 17 из них в Казани. В сети насчитывается 90 тыс. наименований книг.
Общее количество сотрудников — 270 человек.
ООО "Компания "Аист-Пресс"
Уставный капитал — 10 тыс. рублей.
Учредители: Кондратьев Евгений Степанович — 75%, Малышев Вячеслав Васильевич — 25%.
Выручка от продажи (31.12.2013) — 92,3 млн. рублей.
ООО "ТД "Аист-Пресс"
Уставный капитал — 10 тыс. рублей.
Учредители — Кондратьев Евгений Степанович — 75%, Малышев Вячеслав Васильевич — 25%.
Выручка от продажи (31.12.2013) ­— 187,3 млн. рублей.

Визитная карточка руководителя
Генеральный директор — Евгений Кондратьев
Дата и место рождения — 19.12.1965, д. Малые Дербышки Высокогорского района РТ.
Образование — в 1989 году окончил Казанский авиационный институт им. Туполева, специальность "Самолетостроение"
Семейное положение — женат, двое детей.

http://www.retailer.ru