Россияне не знают, что едят

02.03.2005 03:00:00 44
В конце декабря прошлого года президент РФ подписал закон «О внесении изменений в Закон Российской Федерации «О защите прав потребителей». Новый нормативный акт, вступивший в силу с 1 января 2005 г., в частности, обязывает производителей маркировать продукты питания, содержащие компоненты, полученные с применением генно-инженерно-модифицированных организмов, независимо от объема таких ингредиентов. То есть по жесткости соответствующего законодательства наша страна вот уже почти два месяца как «впереди Европы всей».

www.rbcdaily.ru

Андрей Сердечнов

В конце декабря прошлого года президент РФ подписал закон «О внесении изменений в Закон Российской Федерации «О защите прав потребителей». Новый нормативный акт, вступивший в силу с 1 января 2005 г., в частности, обязывает производителей маркировать продукты питания, содержащие компоненты, полученные с применением генно-инженерно-модифицированных организмов, независимо от объема таких ингредиентов. То есть по жесткости соответствующего законодательства наша страна вот уже почти два месяца как «впереди Европы всей». Если в ЕС продукты, содержание ГМ-источников в которых не превышает 0,9% от входящего в эти продукты генетически измененного компонента, могут продаваться без маркировки, то в России продукт должен иметь маркировку при любом, даже самом незначительном содержании ГМИ.

Данная норма – безусловный прорыв для российского законодательства, защищающего интересы потребителей. Исследования, проведенные «Гринписом» еще в прошлом году, показывают, что в ряде регионов доля «чистых» продуктов превышала 80%. Однако ситуация быстро меняется: за последние годы объемы ввозимого пищевого сырья, которое может содержать ГМИ, многократно возросли. Доля сырья с содержанием трансгенных источников в различных партиях достигала 60–80%. Не случайно общественные организации, занимающие жесткую позицию по вопросу ГМ-продуктов, расценили шаг президента как «новогодний подарок всем российским потребителям».

Но все это портит один нюанс – продукты с генетически модифицированными компонентами в России не маркировались до принятия закона (хотя Геннадий Онищенко и призывал производителей к этому), не начали они маркироваться и после вступления в силу закона «О защите прав потребителей» в новой редакции. Причины того, почему это происходит, лежат «на поверхности». Спросите любого производителя мясных продуктов: хочет ли он, чтобы в его продукции нашли ГМ-источники? Ответ очевиден. Спросите – захочет ли он быть честным перед потребителями, действовать в рамках закона и маркировать свою продукцию, если вдруг такие источники будут обнаружены? Вопрос также риторический.

В результате в последнее время производители продуктов питания разделились на две четких категории. Первые сказали: мы знаем, что мы не используем ГМ-сою (кукурузу, картофель и т. д.), и поэтому – хотя и поддерживаем инициативу о маркировке – эта норма «не про нас». Вторые заявили: мы не используем или стараемся не использовать ГМ-источники при производстве своих продуктов, но мы готовы проводить независимые экспертизы на этот счет и добиваться «генетической чистоты» своей продукции, отказываясь от услуг поставщиков ГМ-сырья, – покажите нам, где проводить такие экспертизы. Доказать же возможную неправоту первых и помочь вторым на сегодня почти нереально. В России 47 специализированных лабораторий, которые могут проводить качественный анализ продуктов, то есть делать тест на присутствие ГМ-источников. Производителей продуктов питания – многие тысячи. Все признают, что лабораторий на всех не хватает. Можно проводить экспертизы за рубежом, но регулярное проведение таких анализов (то есть репрезентативная выборка из всего объема сырья или продукции) – занятие дорогостоящее.

В этой ситуации в первую очередь страдают потребители, которые не имеют возможности выбора – покупать продукты, содержащие ГМ-компоненты, или с уверенностью покупать продукты, свободные от них. Как долго эта ситуация будет актуальной – большой вопрос. Многое будет зависеть как от контролирующих органов, так и от самих производителей. Понятно, что норма о маркировке ГМ-продуктов в законе «О защите прав потребителей» имеет скорее воспитательную функцию. Предположу, что ГМ-продукты так и не будут маркироваться в России – из репутационных соображений производителей. Главная задача данной нормы, на мой взгляд, другая: чтобы хотя бы через несколько лет «немаркированные» продукты были действительно генетически чистыми.