Главная Мнения Айрат Ибрагимов, ООО «КПИ»: «Школьный рынок для нас закрыли не китайцы, а торговые сети»

Айрат Ибрагимов, ООО «КПИ»: «Школьный рынок для нас закрыли не китайцы, а торговые сети»

08.09.2016 в 12.10 2119Просмотров: 2119 0Комментариев: 0
О том, как предприятие инвалидов, производившее тетради, нашло себя на рынке упаковки, изданию «БИЗНЕС Online» рассказал генеральный директор ООО «Учебно-производственное предприятие «Картонажно-полиграфические изделия» (КПИ) Айрат Ибрагимов.

«ВЫ ВЫБИРАЕТЕ НЕ ТОВАР, А УПАКОВКУ»


— Айрат Аглямович, предприятие, которым вы руководите, производит упаковку. Но так ли уж важно, во что завернут
товар?

— Значение упаковки нельзя недооценить. Придя в магазин, вы не можете попробовать тот или иной товар на вкус. И берете в руки то, что вам приятно взять. Такова психология человека — обращать особое внимание на «одежку». А это примерно 5 процентов от стоимости товара. Мировые производители дорогих брендов не жалеют никаких денег на упаковку. Например, импортный аспирин внешне будет выглядеть гораздо круче нашего. Хотя химическая формула одна и та же.

— Выходит, все-таки недооценивают?

 Именно. К примеру, за торт в московском магазине «Азбука вкуса» вам придется заплатить невероятные деньги, но он будет упакован так, как будто внутри хрустальная ваза. Это правильный подход. Товар надо преподать достойно. Тогда вы попадете в тот сегмент рынка, который заслужили. А если плохо упаковать хорошую продукцию, мало того, что она попадет в низший сегмент — вам надо будет ужаться в цене. И рентабельность будет совсем другой. Не все клиенты это понимают. Порой говорят: «Мне нужна самая дешевая коробка».

— Вы помогаете клиентам продвинуть свой товар на полки магазинов?

 Не только. Порой стоит задача довезти продукцию до места. Для этого нужна упаковка оптимального качества, имеющая невысокую цену. Главное в этом случае — ее надежность.

 

«ПРИБЫЛЬ — НА ВТОРОМ МЕСТЕ»

 Как долго вы руководите ООО «КПИ»?

— Четыре года. Это предприятие учреждено общественной организацией инвалидов. Ее руководитель, депутат Госсовета Рифат Ганибаев — а мы с ним некогда вместе строили МЖК обратился ко мне с просьбой провести технический аудит. А затем, решив влить в предприятие инвестиции и модернизировать, предложил его возглавить.Оно было организовано 75 лет назад как артель для реабилитации инвалидов ВОВ, которая шила и ремонтировала одежду, обувь и т.п. А потом к ней присоединили железнодорожную типографию «Локомотив». Так зародилось сегодняшнее направление. Со временем полиграфическая и издательская деятельность переросла в изготовление печатной бумажно-беловой продукции. Многие еще наверняка помнят тетради с нашим логотипом и дипломные папки. А ныне КПИ — один из крупнейших региональных производителей упаковки из картона и гофрокартона. Хотя печатная продукция у нас в ассортименте тоже есть: папки, скоросшиватели, тетради для рисования и труда и небольшой объем общих тетрадей, блокнотов. Мы изготавливаем их, в основном, по заказу. К началу 2000-ых годов продукция предприятия КПИ пользовалась спросом, но оборудование было сильно изношено. Я пригласил высоковалифицированных специалистов, мы разработали программу модернизации и реконструкции. В ООО «КПИ» за прошедшее время вложено уже около 125 миллионов рублей.

 Эти миллионы нужно было откуда-то взять...

 Большая часть была получена по программе «Доступная среда», финансирумых по линии двух министерств труда — татарстанского и российского, а также минэкономики республики. Это субсидии. Государство оплачивает нам оборудование. Наше обязательство — сохранить и создать рабочие места для инвалидов. Это основная цель, а получение прибыли — на втором месте.

— То есть вы существуете только на субсидии?

 Нет-нет, предприятие КПИ — коммерческая структура. Мы конкурируем наравне со всеми. В ту же госпрограмму просто так не попасть — надо соответствовать требованиям: подать заявку, подготовить документы, а порой разработать и защитить программу.

— Но если не будет господдержки, ваше предприятие умрет?

 Конечно, будет тяжело. Производительность ручного труда инвалидов существенно ниже. Ниже и рентабельность. Тем не менее мы самоокупаемые. У нас есть возможность производить современную упаковку.

— Предприятие, на котором работают инвалиды, имеет какие-то льготы?

 Мы не можем воспользоваться льготами, которые предусмотрены законодательством. Например, не платить НДС, ведь все наши потребители его платят. Как и льготой по оплате налога на имущество, так как землей и зданием владеет общественная организация инвалидов.

— Насколько у вас большой коллектив?

 У нас трудится 220 человек, 130 из которых — инвалиды. Около ста человек находятся на надомном участке: склеивают папки, скоросшиватели. В этом году мы создали дополнительно 10 рабочих мест. Подписали соглашение с коллегами из Ижевска, которые специализируются на производстве одноразовых бахил. Мы их вручную упаковываем и реализуем. Как в капсулах, так и отдельно для медучреждений... Предприятие давно не ремонтировалось. Мы начали с санузлов в цехах. В прошлом году заменили грузовой лифт на грузопассажирский. Также сделали входные группы. Оборудовали подъемник и туалет для колясочников. В этом году приведем в порядок душевые и раздевалки. Производство у нас шумное, достаточно пыльное, а местами и горячее. Поэтому людям необходимо после работы принять душ и переодеться.

 

«ЛУЧШЕ НАС УПАКОВЫВАЮТ ТОЛЬКО ПЧЕЛЫ»

 Кто приобретает у вас упаковку?

 Cотни различных предприятий. В том числе такие крупные как «Казаньоргсинтез», «Нэфис», «Бахетле», «Ледел», департамент продовольствия... Только КОС берет у нас картонных листов в 2,5 метра для обшивки вагонов с полиэтиленом две большие фуры в неделю.

— И делает вам хорошую выручку?

 Да. Но есть отсрочка платежа. Таких договоров немало. Иначе говоря, я должен занять денег, заплатить проценты банку, купить сырье, изготовить продукцию, отдать и ждать, когда ее оплатят.

— И долго приходится ждать?

 По-разному. Это зависит от объемов и стоимости товара. Одни клиенты работают по предоплате, у кого-то отсрочка 10 дней, а у дилеров все 60... «Бахетле» для «Чач-чака» тоже использует нашу картонную упаковку. По заказу минтруда и кабинета министров республики мы ежегодно делаем упаковку для подарочных продуктовых наборов ветеранам к 9 мая, изготавливаем лотки для Зеленодольского молочного комбината. Ресторан «Татарская усадьба» упаковывает свои пироги в упаковку нашего дизайна. У гостей они нарасхват. Или вот красивая картонная упаковка с ручкой по заказу «Татарстан балы» — там умещается несколько баночек меда. Свой штамп у нас заказало управление пчеловодства республики. Мы упаковываем и свой мед. У нас есть пасека и подсобное хозяйство. Не случайно наш девиз: «Лучше нас упаковывают только пчелы». А сейчас разработали упаковку для новой продукции «Татспиртпрома». Она проходит испытания.

— Кто разрабатывает дизайн для производимой вами упаковки?

 В основном, дизайны наши. У нас есть свой дизайнерский отдел. Чаще всего клиенты заказывают у нас упаковку для того, чтобы разместить в ней свою продукцию. Например, у компании «Ледел» очень часто меняются конструкции светильников. Мы изготавливаем для них сложную индивидуальную упаковку больших габаритов: содержимое-то дорогостоящее. Купив телефон, вы видели, что он лежит в коробке, «не шевелится». Нам такая упаковка тоже доступна.Для одних в упаковке важнее всего прочность, для других  внешний вид. Для третьих и то, и другое. А для четвертых определяющее значение имеет цена.


 Вероятно, Новый год для вас связан с массой
заказов?

 Мы уже с июня вовсю печатаем новогоднюю упаковку. Новогодние коробки по замыслу наших дизайнеров могут превращаться в трансформер, игру, кормушку для птиц. Их у нас берут массово — по 100-200 тысяч. Есть постоянные клиенты. Это торговые сети и крупные компании.

 Они комплектуют в них подарки?

 Мы и сами это делаем. В 2015 году укомплектовали около 4 тысяч подарков. В том числе для группы компаний «Нэфис».

 

КАРТОН, УПАКОВКА, СЫРЬЕ И СНОВА КАРТОН


— Какая продукция у вас
основная?

 Это упаковка из гофрокартона различных видов. С гладким слоем, который может быть как с изображением, так и без. Это дизайнерская упаковка. Или обычные бурые картонные коробки — из-за своего удобства и недорогого производства самый популярный вид упаковки. Наша новинка — пятислойный картон, который выдерживает большие нагрузки. Его у нас для своей продукции заказывает пороховой завод. Помимо нас, такой картон изготавливает набережночелнинский картонно-бумажный комбинат (КБК).

— Это ваш «большой брат»?

 Да. У него цикл производства от сырья — целлюлозы и макулатуры  до изделия. И производительность в разы выше. У нас цикл короче: из бумаги в рулонах мы изготавливаем гофрокартон. У основных наших конкурентов цикл еще меньше. Картонная упаковка, как правило, одноразовая. Ее легко утилизировать. И она снова превращается в сырье. Если же она не используется, то быстро разлагается и не наносит вреда окружающей среде. Из картона можно изготовить практически любую конструкцию. В отличие от пластика, где для этого необходимы дорогие пресс-формы. Картон хорошо держит как холод, так и тепло. И не образует конденсат как полиэтиленовый пакет.

 Сколько предприятий в республике производит упаковку?

 Порядка пяти-шести только в Казани. Кто-то специализируется на простой бурой упаковке, кто-то на том, что делает ее определенного размера. Есть предприятия, которые покупают готовый лист и изготавливают один тип продукции: гофроящики. Примерно столько же предприятий ликвидировалось. Например, с закрытием «Хитона» не стало и одноименного предприятия, выпускавшего для него гофрокартон. В то же время даже в кризис в Татарстане благодаря хорошему инвестиционному климату открываются новые производства. Причем, не маленькие. Например, в Алабуге турки начали изготавливать мебель. Ее же тоже надо упаковывать. Даже если челнинский КБК загрузят крупными заказами, он не сможет обслужить мелкие. К тому же у него есть входной порог: необходимо заказать некий минимальный объем продукции, внести предоплату.


 А у вас возможны маленькие
партии?

 Мы их уменьшаем. Вплоть до того, что исполняем индивидуальные заказы  чтобы закрыть другой сегмент рынка. Например, пиццу не заказывают 5 тысяч штук — пятьсот или тысячу. В то же время если упаковка с индивидуальным логотипом — для этого изготавливается индивидуальный штамп и печатные формы  другому ее уже не продашь...

В прошлом году мы участвовали в выставке, проводимой к совместной коллегии минпрома и минэкономики республики. Нам сказали: «Надо всех удивить». И мы установили в центре экспозиции резной шатер из картона. Сначала спроектировали его и изготовили в уменьшенном масштабе и только после утверждения министерством  в натуральную величину. Все элементы, а мы старались отобразить национальные мотивы, вырезались. Причем, каждый должен был быть состыкован. Рустам Нургалиевич сразу выложил фото нашего шатра в Инстаграмм.

 Какие у вас мощности?

 Только картона мы производим более миллиона квадратов в месяц. После реализации программы модернизации предприятия при дополнительных заказах легко сможем увеличить объемы производства в 3-4 раза.

 Вы работаете только для Татарстана?

 В основном. Картон невыгодно перевозить больше, чем за 400 километров от места производства. Он же легкий и его мало помещается в транспорт. К примеру, АвтоВАЗ часто объявляет конкурсы на упаковку запчастей. Но пока довезешь ее в Тольятти, затраты на логистику съедят всю прибыль. Да и нам пока достаточно татарстанского рынка. Хотя в прошлом году мы изготавливали упаковку для Казахстана. А это уже экспорт.


 Кто поставляет вам
сырье?

 Основной поставщик — Марийский бумажный комбинат. Также очень качественный картон производят башкирские и пермские предприятия. Мы работаем с ними уже долгое время.

 Каков входной порог в упаковочный бизнес?

 Достаточно высокий: от 100 миллионов рублей до 1 миллиарда в зависимости от видов выпускаемой упаковки. К примеру, офсетная печатная машина стоит от 1,5 до 3 миллионов евро. Требуются оборотные средства от 20 миллионов рублей в месяц. Кроме того, нужны склады и производственные помещения от 1 до 15 тысяч квадратных метров. Оборудование массивное. И энергоемкое — картон нужно нагревать до 190 градусов, чтобы он принял форму гофры.

— В какую сумму оценивается объем рынка?

 В России в год производится около 300 тысяч тонн потребительской упаковки из картона и свыше 4 миллиардов квадратных метров ящиков и коробок из гофрокартона. Татарстанская доля составляет около 7 процентов от общероссийской.

 Какие особенности имеет упаковочный бизнес?

 Его рентабельность начинается при массовом производстве.

 Какие тенденции сейчас отмечаются на рынке?

 Высокая конкуренция требует снижения стоимости упаковки и одновременно повышения ее качества.

— Отечественная упаковка все-равно проигрывает по сравнению с заграничной.

 За рубежом шагнули далеко вперед. Возьмите импортные кондитерские изделия. Их упаковка, как правило, сделана из тисненого картона, с объемными выпуклыми элементами. Или, например, сигаретные пачки делают с тиснением и выборочным лакированием.


«ДЛЯ РОССИЙСКИХ ПРОИЗВОДИТЕЛЕЙ ТОРГОВЫЕ СЕТИ — ЭТО
БАРЬЕР»


— Каким к моменту вашего прихода был
ассортимент?

 Наверно, все помнят школьные тетрадки зеленого цвета с таблицей умножения, или общие тетради с цветной обложкой. А это огромный ассортимент: количество листов, клетка-линейка, пружинка-не пружинка. Их у нас было более 500 наименований. Но, к сожалению, на наш тетрадный рынок массово зашел Китай.

— Он и «убил» ваше тетрадное производство?

 Школьный рынок для нас закрыли не китайцы, а торговые сети. Раньше было практикой отовариваться на рынках. Люди покупали помидоры, рядом были чулки-носки, а затем — тетрадки и канцтовары. Теперь все то же самое и, может быть, даже дешевле, можно купить в «Ашан», «Метро», «Зельгрос»... Как китайского производства, так и того же крупняка из Москвы и Санкт-Петербурга. И всегда можно предъявить претензию по качеству. А точка входа в сети находится в Москве.

 А вы не пытались зайти в какую-либо сеть?

 Если торговые сети благо для народа, то для российских производителей это барьер. Во-первых, с хорошей точки зрения — по качеству. А, во-вторых... Один из наших клиентов решил изготавливать крышки к сковородкам для «Икеа». И сразу же получил требования по упаковке. Инструкция заняла 150 листов. В ней было описано, как именно мы должны сделать упаковку, как испытать, какие представить документы — чуть ли не вплоть до того, где это дерево выросло и не поливали ли его каким-нибудь вредным удобрением. Мы, конечно, изготовили опытную партию. Прошла она испытания или нет, не знаю, но это барьер, который надо преодолеть. С тетрадкой мне пришлось бы пройти то же самое. Плюс я должен был бы дать сколько-то средств на рекламу, на вход в сеть и т.д. И согласиться с 45 днями отсрочки платежа. Причем, еще не факт, что мою продукцию будут брать. Пивные и майонезные компании российского уровня входят в торговые сети благодаря своему масштабу. Но продукции мелкого и среднего бизнеса вы там не увидите.


 В магазинах школьными товарами начинают торговать уже с
июня.

 Их поставщики берут продукцию в том числе у нас. Но деньги за нее не заплатят, пока не реализуют. Чтобы удержать рынок, я должен в декабре взять кредит, закупить сырье, напечатать огромное количество тетрадей, сдать на склад и ждать, когда у меня их заберут, реализуют и вернут деньги. Как правило, не раньше чем в сентябре-октябре. Тогда я смогу вернуть кредит.

 Оборачиваемость не быстрая?

 Никакой! Коммерчески это не выгодно.

— Собственные магазины открывать не пытались?

 У нас есть магазин при самом предприятии. Еще один был долгое время неотъемлемым атрибутом площади при железнодорожном вокзале. Мы закрыли его в связи с нерентабельностью, когда ушли с тетрадного рынка.

 

«САМОЛЕТЫ ДЕЛАЛИ С БОЛЬШИМ-БОЛЬШИМ ЗАПАСОМ»


— Вы по образованию
экономист?

 Нет, радиоинженер. Закончил Казанский авиационный институт. В лаборатории КАИ мы разрабатывали приборы для Ульяновского авиазавода. К примеру, уникальный прибор по измерению скорости и направления воздушного потока. Полосу, по которой летит самолет, не подвинешь, а ветер постоянно меняется. Направление и силу ветра надо знать пилоту... А потом науку перестали финансировать и я ушел. Хотя материала накопилось не на одну диссертацию. К тому же возник квартирный вопрос. Я возглавил оргкомитет МЖК в КАИ — мы построили на 39 квартале большой жилой комплекс.

— Как дальше складывалась ваша карьера?

 В 90-е годы сначала в Татарстане, а затем в Москве я занимался нефтью и нефтепродуктами — работал в «дочке» «Татнефтепродукта». А потом открыл свое предприятие — торговый дом «Универсаль». Мы занимались модернизацией нефтеперерабатывающих заводов, поставляя на них высокотехнологичное оборудование: на нижегородский «Нефтеоргсинтез», «Саханефтегаз».Затем работал в министерстве промышленности, науки и технологий РФ. Его тогда возглавлял Илья Клебанов. Но в 2004 году его разделили на два министерства. Тогда же образовался минтранс России, в котором мне предложили возглавить научно-технический отдел. Там у нас были уже все виды транспорта. Отменяли ГОСТы. Приходилось разрабатывать технические регламенты.


 Отмена ГОСТов — зло или
благо?

 На мой взгляд, нельзя было отменять их сразу. Отменив ГОСТы и не создав ничего, мы дали возможность зайти на наш рынок иностранным компаниям с товарами низкого уровня и качества. Сейчас все, начиная от подшипников и заканчивая любыми узлами, делают в Китае. У нас-то их делали по ГОСТу, сталь выбирали определенного качества, как и режущие инструменты... Некачественная продукция вытесняет отечественную качественную, не давая возможности развиваться нашим предприятиям. Хорошо, что упаковочный рынок с Китаем меньше всего завязан — возить оттуда картон, повторю, не очень-то выгодно. Хотя все-равно возят. Иногда смотришь новогоднюю упаковку и видишь китайский след.

— Каким образом?

 Есть признаки, которые может заметить только профессионал. Как-то я заказал телефон по интернету. Курьер привез его в поддельной упаковке. Говорю: «Кажется, вы что-то спутали». Он был изумлен: «Как вы узнали, что это не родная упаковка?».

 

ПРИХОДИТ МОЛОДОЙ СПЕЦИАЛИСТ: «ХОЧУ ЗАРПЛАТУ В 35 ТЫСЯЧ!»


 Какая у вас сейчас главная проблема?

 Отсутствие квалифицированных кадров. К примеру, специалистов, которые знали бы гофрокартон, никто не готовит. Уже не говоря про полиграфию с ее особенностями: это и подбор краски, и принцип работы оборудования. Поэтому их приходится готовить самим.

— А это не так просто?

 Недавно я был председателем комиссии по защите дипломов в КХТИ. Не хочу сказать ничего плохого про сам вуз, но у выпускников я заметил сильное влияние возможности копирования данных: чертеж просто-напросто скачали из интернета и распечатали. У двух или трех студентов они даже были совершенно одинаковые.

— Молодежь сейчас не представляет жизни без интернета...

 Но интернет должен помогать, а не заменять. Они же защищают диплом и завтра придут к кому-то в качестве специалистов! Тенденция такова: приходит молодой специалист и говорит: «Хочу зарплату 35 тысяч». Спрашиваю: «Что ты умеешь?» «Ничего». «Но ты же должен продать мне свои навыки. А как ты продашь то, чего у тебя нет?». Походив и поняв, что никому не нужен на производстве без опыта, такой претендент зачастую возвращается. Говорю: «Вставай к станку, через год посмотрим». Видя воочию весь технологический процесс производства картона, он уже может рассказать о нем много чего, а не только как в учебнике написано «картон — это экологический вид упаковки». И если у уставшего после работы сотрудника еще остаются силы написать рацпредложение, значит, он к чему-то стремится. Хотя есть и такие: в 4 часа встали и ушли. Им ничего не надо, кроме как получил зарплату, попил пива.

 Какие специалисты у вас наиболее востребованы?

 Печатники офсетной машины, картонажники, операторы гофромашины. Зачастую это тяжелый физический труд. Кроме того, необходимо знание сложной машины, так как от тонкости ее настройки зависит качество продукции. Мастерство специалиста оценивается по тому, сколько листов для приладки он использует, прежде чем начнет хорошо печатать. Это же не принтер: нажали кнопку и все 100 листов получились один к одному. У нас машина формата 1400 миллиметров. Представляете: полтора метра печатного листа? Чем больше лист, тем больше он деформируется, когда машина прокатывает его между валами. Когда коробку складываешь, один конец листа встречается с другим и цветовой разницы между ними быть не должно. Тут, скорее, сто листов придется выкинуть. И хорошо еще сто, а если все пятьсот?


«ЛИБО КЛИЕНТУ ДОРОГО, ЛИБО МНЕ
НАКЛАДНО»


 Кризис как-то сказался на упаковке?

 Уменьшается количество заказов, кто-то задерживает оплату больше, чем обычно, а кто-то вообще уходит с рынка. Как, например, небольшие мебельные производства. Большинство оставшихся клиентов начали экономить. Хотя там, где знают, что на упаковке экономить нельзя, точно не экономят. Скажем, масложиркомбинат же не может сказать: «Сегодня я возьму дешевую упаковку и отвезу кетчуп и майонез в „Бахетле“, а завтра возьму дорогую и отвезу во Владивосток». Ему заведомо нужна упаковка, которая доедет до Владивостока.

 Поэтому он не экономит?

 Не экономит, но выставляет нам жесткие условия: если товар не доедет в целости и сохранности, нас ждут штрафные санкции. Он и сам нарвется на штраф, если вместо майонеза привезет оливье. Единственно, иногда мы советуем клиенту изготовить упаковку не из среднего стандартного профиля С, а из более дешевого профиля Е. «А выдержит?» «Давайте попробуем». Если вы берете упаковку миллионами штук в год, можете сэкономить целую фуру. Иногда несущим элементом являются стеклянные бутылки. Картонная коробка лишь не дает им развалиться. Но если десять коробок, к примеру, с сорокаградусной положить друг на друга, нижняя точно не выдержит, если упаковка неправильно рассчитана. Приходится искать компромисс. А это подбор материала, конструкций.

К примеру, одних коробок надо пятьсот штук, а других — тысячу. Они и закончатся в разное время. Кроме того, для них и картон нужен разной ширины. Необходимо сконструировать их так, чтобы заказы шли параллельно и было меньше отходов. От того, на каком оборудовании мы это сделаем, зависит уровень себестоимости упаковки. Если же совместить разные заказы, либо клиенту будет дорого, либо мне накладно.

 

ВРЕМЯ «ДИНОЗАВРОВ» ПРОШЛО


— Как реализуется главная цель — модернизация
производства?

 Перво-наперво мы провели сеть, компьютеризировали 60 рабочих мест. Внедрили управленческий учет. Поставили бухгалтерскую программу, систему безопасности, контроль доступа, пожарную и охранную сигнализации. Прежде все было по старинке. А теперь я даже из дома могу видеть, что происходит на производстве: в каждом цехе установлено видеонаблюдение. Это достаточно дорогое удовольствие. Но зато теперь на его базе уже можно проводить автоматизацию производства. В первую очередь, будем строить производственный корпус для нового печатного участка. Сегодня мы печатаем в четыре цвета, а необходимы шесть цветов. Таковы требования некоторых клиентов. По этой причине не можем участвовать в некоторых конкурсах. Затем — реконструкция всей площади территории под крышу. Для развития производства нужны большие площади и для сырья, и для продукции. Первый этап — около 2 тысяч «квадратов» — рассчитан на год.

 Имеющаяся территория позволяет вам расширяться?

 У нас 1,3 гектара. Пока занято меньше половины.

— Сколько средств понадобится?

 Общая стоимость проекта — 500 миллионов рублей. Не менее 330 из них рассчитываем привлечь, 125 миллионов в рамках софинансирования уже вложили. Сейчас защищаем бизнес-план в Россельхозбанке. И подаем заявку на льготное финансирование на возвратной основе в федеральную корпорацию по развитию малого и среднего предпринимательства.

 Вы реализуете эти планы, несмотря на кризис?

 Это как в притче про лягушку, которая попала в молоко. Если она остановится, то утонет. Мы примерно в такой же ситуации. Если остановимся, налоги и зарплата быстро съедят все имеющиеся средства. Из-за износа оборудования и так время от времени случаются внештатные ситуации. А у каждого клиента свой срок. Хорошо еще, что мы можем взять другое сырье и пусть потратимся — при другом раскрое отходов может быть больше — но выполним заказ вовремя на другом станке. Это как при заказе платья в ателье: можно сшить его из трехметрового отреза, а при грамотном раскрое можете уложиться и в полтора... К примеру, используемая нами двухцветная немецкая машина для нанесения ультрафиолетового лака 1962 года «рождения». А четырехцветная машина, каждая из секций которой весит 14 тонн, 1972 года выпуска. Этих «динозавров» надо заменить. Гофропроизводство уже модернизировали. В 2013-2015 годах закупили новое оборудование. Его уникальность в том, что машины (а они у нас стоят друг напротив друга) совместимы: при необходимости можно переместить цветовые секции из одной в другую. На одной изготавливается сложная вырубная упаковка лоточного типа. На второй — простая четырехклапанная коробка. Только эти две линии могут производить 12 тысяч коробок и заменить собой 10 человек.

 


«ОДИН В ПОЛЕ НЕ
ВОИН»


— У вас есть какие-то
увлечения?

 Мое увлечение — это внучка, осенью ей будет четыре года. Кроме того, я с детства увлекался воздушными змеями. И сейчас, если появляется возможность, устраиваю для детей праздник — запускаем змеев. Есть очень хорошие профессиональные снаряды. Я делаю индивидуальный заказ в ателье в Москве. Самый крупный из моих воздушных змеев, с размахом крыла три метра, окрашен в цвета российского триколора.

 И традиционный вопрос "БИЗНЕС Online"— ваши три секрета успешного бизнеса.

 Первое — кадры. Это равно наличию команды. Второе — применение передовых технологий для того, чтобы сделать товар еще более качественным. И третье, наверно, удача. Кому-то она улыбается, а кому-то — нет. Нельзя исключать и роль личности. Хотя я в этом плане более самокритичен. Если нет команды, один, как говорится, в поле не воин. Команда должна поддерживать идеи руководителя и воплощать их без всяких отклонений. Тогда предприятию будет сопутствовать успех.

Источник: http://www.business-gazeta.ru/

 

Нравится
В этом разделе Вы сможете прочитать эксклюзивные беседы Сегмент.Ру с представителями различных компаний рынка канцелярских товаров.
В это поле Вы можете ввести, что угодно: свой номер телефона, кличку собаки или прозвище начальника. Единственное условие - запомните введенный код, потому что без него Вы уже не сможете снова воспользоваться выбранным ником. Зачем это нужно? Гостевой код не позволяет посторонним людям оставлять комментарии от Вашего имени. Сегмент.Ру заботится о своих пользователях и их репутации!
Необходимо пройти авторизацию на сайте!
Регистрация
Войти через loginza

Релизы