Анатолий Абашкин, коммерческий директор компании «Канцфайл»:

«На горизонте уже виден экспорт отечественной канцелярской продукции в Европу и повсюду. Я не шучу!»

29.12.2015 12:00:00 41 0 На печать
Серию ностальгических интервью «Канцелярская летопись: как все начиналось» в этом году закрывает беседа с искренним и ироничным Анатолием Абашкиным, коммерческим директором компании «Канцфайл».

В следующем году ждите больше душевных, трогательных и увлекательных разговоров с теми, кому есть что рассказать о канцелярском рынке.

– Анатолий, очень радостно, что вы тоже стали героем этой рубрики. Поделитесь, как вы пришли в канцелярскую отрасль?

– Спасибо! Начиналось всё с кризиса (кризиса ли?!) 1998 года. И было это ещё в старые-добрые «допутинские» времена, когда курс рубля вдруг взял да и скаканул аж в три раза. Мы только закупили оборудование из Кореи для производства фотоальбомов, но мгновенно выяснилось, что производить фотоальбомы в этих условиях не имеет никакого смысла. Знаете, это как в дикой природе: пока кормовая база обильна и всем всего хватает, можно сквозь пальцы смотреть на мирно пасущихся парнокопытных, но как только грянет кризис – выживают лишь хищники. И вот так нам пришлось стать хищниками (в хорошем смысле).

– А была возможность увильнуть в другую сторону, в другой бизнес?

– Увильнуть оно, конечно, можно было, но нам, честно говоря, было жутко интересно здесь. Да и сейчас тоже, ведь вообще жизнь в России – она экстремальная, драйвовая что ли.

– Что для вас значит компания «Канцфайл»? Какой она стала?

– Вы спрашиваете, что такое «Канцфайл»? Это наше детище, наша жизнь, наша судьба. Надеюсь, не слишком пафосно. Начинали мы все с самого что ни на есть нуля и не то что бы без какой-нибудь помощи от государства, а даже без малейших иллюзий насчет того, что от нашего государства можно хоть что-то получить. И это, кстати, несмотря на все трудности, очень даже хорошо (чай, не китайцы).

Зато на сегодняшний день «Канцфайл» – вполне себе успешное предприятие, а может, даже и лидер в России по производству канцелярских изделий из полипропилена. Сегодня мы делаем из полипропилена для канцелярии всё (!), а если вдруг чего-то и не делаем, то можем всё, что только подскажет нашим клиентам бурная фантазия. Чтобы не быть голословным – вот конкретика: одних только файлов, например, мы производим более 120 миллионов в месяц, и весь январь уже расписан по заказам.

– Когда, на ваш взгляд, в России сложился канцелярский рынок (в том смысле, в котором мы его понимаем сегодня)?

– Я бы не употреблял глагол «сложиться» в прошедшем времени. Рынок всё складывается и складывается и ещё лет пять-семь (а может, и больше) будет формироваться, чтобы стать похожим на цивилизованный рынок (я имею в виду только канцелярский, никаких аллюзий).

– Каким словосочетанием вы бы охарактеризовали ситуацию на канцелярском рынке России в девяностых, в нулевых и в настоящее время?

– Поскольку ненормативную лексику использовать нельзя, скажу так: девяностые – это гуляй-поле (махновщина), все вокруг атаманы, по крайней мере, каждый мнил себя таковым. Нулевые – эпоха шальных денег, всё растет как на дрожжах, все в шоколаде. Канцелярией решают торговать даже какие-то мутные строительные компании, вообще бог весть кто.

Нынешнее время – это похмелье, что-то из серии «надо бы побриться да и бутылки вынести, и на свежий воздух – срочно! – свежий воздух просветляет».
Личности в конечном счете и определяют, каковым является рынок и каким он будет. Кстати, многих из тех, кто стоял у истоков, уже нет в индустрии. Тот же «Прагматик» – такой Игрок был, а теперь поди ж ты...

– Событийная жизнь рынка раньше действительно была насыщеннее и эффективнее? Или все дело в том, что вы и ваши коллеги просто были моложе?

– Выставки, во всяком случае, раньше точно были многолюдней, шумней, разгульней. Сначала пропали модельные девушки из агентств с какими-то аномально длинными ногами. Они ходили повсюду толпами-стайками и как-то радовали глаз и вселяли оптимизм. А вот когда их не стало – это был первый звонок, симптом, что надо скромней вести канцелярскую жизнь: она может таить много опасностей.

– Приобрели ли вы на рынке друзей, верных товарищей?

– Вы будете смеяться, но у «Канцфайла» хорошие ровные отношения со всеми, даже с прямыми конкурентами. Надеюсь, что мы всегда были корректны в нашем
нелегком канцелярском бизнесе и помогали друг другу. Мы доброжелательно общаемся со всеми и, думаю, также будем вести себя впредь.

– Как в целом изменился рынок за 20 лет? Что поджидает на горизонте?

– Конечно, за 20 лет рынок изменился сильно. Но все равно не хватает импортозамещения в широком смысле (предвкушаю иронию читателей), поскольку еще есть неосвоенные территории. И вот сейчас нам исторически выпал шанс производить многое в России – пока у нас такой, можно сказать, «полужелезный занавес». Потом может быть поздно.

А на горизонте уже зримо виден экспорт отечественной канцелярской продукции в Европу и далее повсюду. Поверьте, это реально! Я не шучу. Именно это должно быть ориентиром на ближайшие годы. Как пример – тот же Дмитрий Пупин (кто бы как к нему ни относился). Он упрямо бьёт и бьёт в одну точку, каждый год участвует во франкфуртской выставке, и в результате получает заказы от Ирландии до Португалии. Он просто красавец, делает всё правильно.

– В чем самое важное ваше достижение за эти годы?

– Главная наша победа (прямо победа – пленных не берем) – это выигрыш в Великой Отечественной войне… с Китаем (там же бились отечественные производители). Можно даже констатировать, что китайских изделий из полипропилена в России практически нет. Это медицинский факт, настоящий повод для гордости! И пора уже нашему правительству доложить, что можно, оказывается, отжать китайцев (не в криминальном смысле, разумеется) от части рынков. Вот канцелярщики смогли же!

– Анатолий, огромное спасибо за беседу, за вашу открытость и юмор. Что можете пожелать своим коллегам?

– Всем участникам канцелярского рынка я хочу пожелать всего только позитивного, оптимистического, новых открытий и движения только вперед.

Я лично уже прошел четыре этапа жизни, и каждый этап – это абсолютно другой мир, другая жизнь, другой космос. Условно говоря: брежневский, горбачевский, ельцинский, путинский. И всякий раз приходится меняться, уживаться с новой цивилизацией.

Два года назад я думал, что уже всё, впереди – лишь скучное существование. А жизнь бац (!) – бросила новый вызов (распишитесь в получении, называется), и он может стать покруче всех предыдущих. Но я надеюсь только на лучшее, чего и Вам, дорогие партнеры, желаю. Искренне! Всегда Ваш, Анатолий Абашкин.


Беседовала Арина Герасименко,
Сегмент.ру