:

Андрей Городнов, "Алтэкс": "В последнее время «кошмарение» бизнеса приобретает особо извращенные формы "

22.02.2012 12:04:42 28 0 На печать
Вся эта ситуация сложная, некрасивая и придуманная. И я не собираюсь об этом молчать. Многие коллеги по канцелярскому бизнесу знают меня, и, я надеюсь, поддержат

Недавно на нашем портале появилась информация о том, что следственный комитет возбудил уголовное дело на Андрея Городнова - бывшего директора фирмы «Алтэкс-группа компаний». Андрея обвиняют в мошенничестве в особо крупном размере - хищении кредита на сумму 527 млн. рублей, преднамеренном банкротстве компании и неуплате налогов.

Так как компания «Алтэкс» имеет прямое отношение к канцелярскому бизнесу, Сегмент.Ру решил выяснить подробности этого дела и попросил прокомментировать ситуацию самого Андрея Городнова. Андрей не только согласился, но предоставил нашему журналисту  развернутое объяснение происходящему.

- Вся эта ситуация сложная, некрасивая и придуманная. И я не собираюсь об этом молчать. Многие коллеги по канцелярскому бизнесу знают меня, и, я надеюсь, поддержат.

Я уже написал открытое письмо на имя Владимира Путина после того, как представители банка нарушили статью 161 УПК РФ, согласно которой не допускается разглашение данных предварительного расследования и в январе 2012 года на заседании Арбитражного суда (под аудио запись) еще раз публично оклеветали и обвинили меня в мошенничестве. И я еще раз повторю свою версию происходящего здесь, на Сегмент.Ру

Многочисленные арбитражные суды показывают, что уголовное  дело «сфабриковано». И мы можем доказать это столько раз, сколько это будет необходимо при условии, что все законодательные нормы будут соблюдаться, а «интересы» банка не будут лоббироваться в обход законов РФ  в министерских кабинетах в Москве.

Я, Андрей Городнов, являюсь типичным представителем предпринимателей, занятых в малом и среднем бизнесе. Тем не менее, признавался «Лучшим менеджером России» в 2003, 2005 и 2009 годах. Параллельно занимаясь научной работой, стал доктором экономических наук, профессором, заведующим кафедрой Высшей Школы Экономики в Нижнем Новгороде.

В прошлом - профессиональный спортсмен, мастер спорта международного класса СССР по самбо. Так что я привык добиваться результата и не пасовать перед трудностями.

Что такое системная коррупция и необоснованное давление на бизнес - большинство российских предпринимателей знают не понаслышке. И я - не исключение.

За 18 лет я со своим коллективом прошёл путь от маленькой до динамично развивавшейся компании, в которой работало до 2500 человек. Компания наша, ЗАО «Алтэкс - группа компаний», работала в не сырьевом секторе, занималась производством и торговлей, в том числе, в сфере инновационных товаров и услуг. Мы никогда не занимались «распилом» бюджетных денег, «освоением» чужих бюджетов. Много лет строили честный, прозрачный и конкурентоспособный бизнес.

ЗАО «Алтэкс - группа компаний» всегда имело хорошую кредитную историю, пока в 2008 году не разразился финансово-экономический кризис.Данный кризис серьезно осложнил ситуацию с кредитованием, перекредитованием, пролонгацией ранее выданных кредитов. Я видел, какие усилия предпринимало тогда Правительство РФ, пытаясь смягчить кризис и выдавая огромные субсидии банковскому сектору. К сожалению, не все банки адекватно поняли ситуацию.

Некоторые стали в одностороннем порядке повышать кредитные ставки, другие требовать досрочного погашения взятых ранее кредитов. То же случилось и с нашей компанией.

ЗАО «Алтэкс - группа компаний» кредитовалось в то время в трёх банках, политика «выкручивания рук» привела к тому, что обществу пришлось срочно гасить кредиты. Общество вынужденно погасило кредиты в двух банках (а это около 600 млн. рублей, в течение ноября - декабря 2008 года), что несомненно осложнило его финансовое состояние. Мы, и я в том числе, как основной акционер ЗАО «Алтэкс - группа компаний», не собирались скрываться и уходить от обязанности расчёта по оставшимся долгам, тем более что я являлся личным поручителем по всем обязательствам Общества.

Основные проблемы возникли у общества со Сбербанком России. Несмотря на многолетнюю безупречную кредитную историю, Волго-Вятский банк Сбербанка России (а Сбербанку России Правительство, как известно, выделило порядка 500 миллиардов бюджетных рублей для оказания содействия реальному сектору экономики) упорно отказывал нам в какой-либо помощи по выправлению экономической ситуации в период кризиса, хотя вести переговоры я не прекращал. Более того обсуждение любых вопросов банком затягивалось по непонятным мне причинам: ведь кризис требует оперативного реагирования на возникающие проблемы.

Вместо помощи и взаимопонимания руководство Сбербанка России, опираясь на свои ресурсы и связи с правоохранительными органами, стало шантажировать руководство ЗАО «Алтэкс - группа компаний» и меня как основного акционера уголовными делами, выдвигая невыполнимые требования.

Я неоднократно обращался и к руководству центрального аппарата банка и к руководству Волго-вятского банка Сбербанка России и лично и посредством «круглого стола» пытаясь разрешить проблему с возвращением кредита Сбербанку. Однако на очередной встрече мне было заявлено, либо я делаю, что они от меня требуют, либо я до дома доехать не успею, как на меня уголовное дело возбудят, чтобы я был покладистей.

Вместо поиска компромисса и взаимоприемлемых решений, СБ РФ, начиная с июля 2009 года, инициировал десятки (более 50!) арбитражных дел. При этом арбитражные суды разной инстанции неизменно решали хозяйственный спор в нашу пользу. Вероятно, это как-то ущемляло непомерные амбиции СБ РФ, к тому же, пытавшегося неоднократно оказывать давление на арбитражные суды.

Руководство Сбербанка предпринимает упорные попытки перевести дело из гражданско-правовой плоскости в уголовную.

Сбербанк неоднократно с 2009 по 2010 гг., обращался в правоохранительные органы с заявлениями о привлечении меня и руководства ЗАО «Алтэкс - группа компаний» к уголовной ответственности и неоднократно в возбуждении уголовного дела было отказано.

Не добившись успеха в этой области, глава Сбербанка Г.О. Греф в сентябре 2010 г. перешел к жанру «наезда», доноса и неприкрытого административного давления, обратившись с письмом к министру МВД Р.Г. Нургалиеву о якобы «незаконных» действиях руководства ЗАО «Алтэкс - группа компаний». Непонятно, почему суждение о законности или незаконности чьих-либо действий решил определять банкир Г.О. Греф, мне всегда казалось, что это прерогатива правоохранительных органов и суда.

Тем не менее, министр МВД по письму Г.О. Грефа дал поручение бывшему первому заместителю начальника ДЭБ МВД России генералу А.В. Хореву (ныне находящемуся в розыске по многочисленным обвинениям в коррупции в качестве «главного решателя» всех заказных дел в экономической сфере), который, в свою очередь, инициировал письмо от СК при МВД России (подписанное генералом Ю.Ф. Алексеевым) в ГУ МВД по Нижегородской области генерал-майору А.В. Пильганову. Это письмо было моментально «отработано» и в течение 9 дней (!) 01 октября 2010 года принято решение о возбуждении этого сфабрикованного и заказного уголовного дела (номер 460938).

В основу обвинения легла «проплаченная» Сбербанком России псевдо экспертиза Академии народного хозяйства, составленная с грубейшими нарушениями и основанная на домыслах. Кстати впоследствии, признанная незаконной арбитражным судом.

Согласно обвинению, мне ставится в вину организация преступного сообщества, и доказательством тому является наличие у меня учёной степени в области экономики.

Спустя четыре месяца после «расследования», в связи с очевидным отсутствием обоснованности в части обвинения меня и других обвиняемых в совершении экономического преступления, видимо, для оказания психологического давления, сотрудники Следственной части предприняли попытку избрать меру пресечения в виде заключения под стражу. Несмотря на то, что ни я, ни другие «обвиняемые» не пытались скрыться, не препятствовали следствию, являлись по вызовам следователя и т.п.

Считаю, что уголовное дело не имеет под собой объективных оснований (не случайно предъявляемые мне обвинения дословно копируют друг друга в течение полутора лет) ни одного нового обстоятельства дела так и не было предъявлено, однако некоторые сотрудники правоохранительных органов с удивительным упорством и явной личной заинтересованностью лоббируют продолжение этого дела. Видимо, «заказ» нужно отрабатывать, поскольку сам Греф держит на «контроле», как говорят сотрудники Сбербанка и правоохранительных органов.

Я до сих пор отказывался от публичных комментариев, считая, что правоохранительные органы сами объективно разберутся в деле. Но в связи с отсутствием объективных доказательств предъявленного обвинения руководители Сбербанка России в связке с некоторыми сотрудниками правоохранительных органов Нижегородской области развернули в СМИ «грязную» компанию, призванную, до момента судебного разбирательства, сформировать негативное общественное мнение в отношении меня лично и бывших руководителей АЛТЭКСа. Данная компания лжи, является своеобразным давлением на суд, поскольку судьи так же являются членами общества, они так же читают газеты и слушают новости. Поэтому и решил изложить хронику событий.

Если вернуться к событиям осени 2008 года, разгара кризиса, Сбербанк не спешил хоть как то помогать своим клиентам, в том числе и нам, сказав, что это наши трудности, и они банк не волнуют. Но, как известно, на цивилизованном рынке все взаимосвязано, проблемы у клиентов порождают проблемы банка и наоборот.

Более того, мы в октябре 2008 года, получили от Сбербанка серию ультиматумов и дополнительных кабальных условий (один лишь пример - жесткое требование купить на 10 млн. рублей безнадежной дебиторской задолженности в обмен на положительное решение о возможном перекредитовании). Если называть вещи своими именами, то речь шла об «откате» в 10 млн. руб. за возможность перекредитоваться в рамках старой кредитной линии, открытой весной 2008 года в 70 миллионов рублей.

Кроме того, подобное беззастенчивое очковтирательство, позволяло руководству банка «улучшать» свои показатели и получать незаслуженные премии. Несмотря на то, что я наивно выполнил эти кабальные условия, никакой пролонгации и перекредитования не произошло. Фактически, ссылаясь на некие внутренние документы, руководство банка меня просто «кинуло». В феврале 2010 года мною было направлено заявление в правоохранительные органы и в ФАС на действия сотрудников СБ РФ. По моим сведениям, таких операций по пристраиванию безнадежной дебиторской задолженности только в Волго-Вятском банке Сбербанка было проведено на сумму около 1 миллиарда рублей. Мне было отказано в возбуждении уголовного дела, все факты в ГУ МВД по ПФО были отвергнуты - после приезда туда высшего руководства Сбербанка. «Рука руку моет».

Но вернемся к проблемному кредиту. Мною неоднократно предлагались различные варианты реструктуризации долга, проводились десятки встреч с руководством банка, однако, демонстрируя на словах готовность договариваться, Волго-Вятский банк СБ РФ продолжал разговаривать языком ультиматумов, указывая на то, что это мои личные проблемы, которые банк вообще не волнуют.

Кризис сделал свое дело, финансовое состояние компании за время «борьбы» с банком и кризисом, резко ухудшалось и, чтобы не допустить резкого наращивания долгов, я был вынужден принять решение о цивилизованном выходе из этой ситуации в соответствии с законами РФ - путем ликвидации компании ЗАО «Алтэкс - группа компаний», преследуя единственную цель - расплатиться со всеми кредиторами, пока это было еще возможно. Отмечу, что налоговые задолженности, задолженности по зарплате и большинство долгов перед контрагентами удалось погасить. Претензии остались лишь у одного, совершенно неспособного к переговорному процессу, партнера - Сбербанка.

От языка экономических ультиматумов представители СБ РФ быстро перешли к бандитскому жаргону. Председатель Правления Волго-Вятского банка СБ РФ И. Кудрявцева и директор департамента проблемных кредитов СБ РФ С. Сагайдак неоднократно обещали мне, что они обязательно засадят меня в тюрьму и продолжали инициировать уголовное дело против меня и моих коллег. Все мои попытки, с июня 2009 года, предложить варианты разрешения сложившейся ситуации с находящейся в состоянии банкротства ЗАО «Алтэкс - группа компаний» вообще не рассматривались.

Сотрудники СБ РФ мне неоднократно намекали, что конфликты в СБ РФ хорошо решаются с помощью «откатов» «кому надо...», но у меня уже был негативный опыт такого общения с СБ РФ, я не доверяю этим людям и не хотел нарушать действующее законодательство. Я совершенно убежден, что долги следует отдавать, и все мои партнеры, контрагенты и сотрудники могут подтвердить, что за почти 20 лет работы в бизнесе я и компания, которой я владел, никогда не оставались должны кому-либо, всегда находя возможность договориться.

Любопытно отметить (если мы действительно строим правовое государство), что в течение 2009 - 2010 годов органы милиции четырежды проверяли заявления СБ РФ об открытии уголовного дела и четырежды мотивированно отказывали, не находя для этого оснований. Появилось письмо Г.О. Грефа - и основания немедленно нашлись (прямо по минувшим давно временам - «был бы человек, а статья найдется»). До этого я был уверен, что МВД РФ, Прокуратура РФ - это не службы, лично подчиненные и подотчетные Г.О. Грефу. Но, видимо, их «кооператив» слаженно работает!

Прикрываясь интересами государства, только государство всегда в результате их бурной деятельности или бездействия остается в проигрыше, а всегда выигрывает «заказчик», причем по крупному... Тысячи истребленных предприятий, тысячи рабочих мест уничтожено, не говоря о неполученных процентах банка и налогах для государства. Я задаю себе вопрос: кто и что выиграл в результате Вашей политики «уважаемые» руководители Сбербанка?

Обстоятельства, изложенные при открытии нашего уголовного дела, имеют вымышленный характер и фактически повторяют фантазии руководства Сбербанка на эту тему. Давление руководства Сбербанка на меня и моих коллег через открытие уголовного дела и «вбросы» лжи и провокаций в СМИ, видимо, оправдывают бездействие и бездарность поведения руководства Сбербанка в кризисных и конфликтных ситуациях и призваны сделать меня более сговорчивым.

Даже после открытия уголовного дела представители руководства Сбербанка предлагали мне «порешать» вопрос - то есть, выплатить им некие суммы «откатов» («взяток») за прекращение преследования. Но я не собираюсь ни «откатывать», ни договариваться с коррупционерами и специалистами по «освоению» бюджетных денег, ни прогибаться под них и их сообщников. Хотя я понимаю их желание подзаработать («срубить», как в ведомстве Сагайдак говорят) деньжат в любых ситуациях.

При этом оставляю за собой право требовать возбуждения уголовных дел против соответствующих сотрудников Сбербанка и правоохранительных органов, виновных в клевете, незаконном уголовном преследовании и фактически не дающих мне возможности нормально заниматься бизнесом на своей Родине и, в том числе, рассчитываться с тем же Сбербанком по моему договору поручительства. А с теми «гонцами» Г.О. Грефа, которые приезжали ко мне с угрозами и намеками на расправу, я надеюсь еще обязательно встретиться. Не может государственный банк вести себя как бандиты девяностых - они же не держатели «воровского общака».

Весной 2011 года ГУ МВД по Нижегородской области, видимо, не обнаружив, несмотря на строгие указания сверху, состава преступления, спихнуло «дело» под надуманным предлогом (что в составе подозреваемых есть спецсубъект, имея в виду моего адвоката) в Следственный комитет РФ по Нижегородской области. Надо сказать, что следователи СК РФ реально хотели разобраться в обстоятельствах дела, были назначены необходимые экспертизы, проведены допросы и иные следственные действия, в которых нам ранее категорически отказывали. У меня появилась надежда на объективное расследование данного дела и прекращение уголовного преследования.

Не тут-то было. Сбербанк, продолжая действовать в том же духе, подключил новые силы - на этот раз в лице заместителя прокурора Нижегородской области Р.А. Шахнавазова, который пренебрегая не только нормами права, но и здравым смыслом, игнорируя все ранее сделанные экспертизы, многочисленные решения арбитражных судов, начал оказывать нескрываемое давление на следователей СК РФ по Нижегородской области, фактически принуждая их к фабрикации обвинения и скорейшей передаче дела в суд.

Интересный факт. Согласно статьи 161 УПК РФ не допускается разглашение данных предварительного расследования. Почему же они становятся известны представителям Сбербанка, которые пытаются оперировать ими в арбитражных судах, стараясь оказать на суды давление? Данные предварительного расследования не доказанные, появляются в СМИ и выдаются за «факты», порочащие мою и моих коллег деловую репутацию.

Представители Сбербанка неоднократно публично заявляли, что я буду осужден - сначала в сентябре 2011года, затем в декабре 2011 года, и, наконец, недавно на заседании арбитражного суда представитель СБ РФ заявил, что нечего тут разбираться, все равно я и мои коллеги будут осуждены в апреле 2012 года.

Похоже, руководство СБ РФ, не осилив банковскую деятельность, взяло на себя функции карательной машины и начало заниматься формированием планов и заданий следственным органам и прокуратуре по расследованию моего дела и аналогичных дел предпринимателей. Любым способом подобные дела им хочется «запихнуть» в суд.

Необычайная активность Генеральной прокуратуры (по моей информации, именно она вынуждает заместителя прокурора области Р.А. Шахнавазова неутомимо трудиться над фабрикованием моего уголовного дела) наводит меня на мысль о чьей-то личной заинтересованности и заказном характере этого дела. Безвозмездно у нас в стране такую прыть никто не демонстрирует.

Попытки запугать и вовлечь под различными предлогами в уголовное дело моего адвоката П.Н. Корнилова навевают неприятные воспоминания о печально известном «деле Магнитского». Похоже, что адвокат Корнилов, имеющий иную точку зрения нежели СБ РФ в арбитражных судах, а также подавший заявление в правоохранительные органы о привлечении сотрудников СБ РФ к уголовной ответственности тоже превратился, как и я, в личного врага СБ РФ, заслуживающего «сурового» наказания за свою профессиональную деятельность.

Весь этот давно длящийся беспредел навевает на грустные мысли относительно возможностей экономического развития России, ее малого и среднего бизнеса.

Студенты на лекциях, которые я читаю в Высшей Школе Экономики, нередко (наблюдая за гонениями на предпринимателей) задают мне вопрос: «Можно ли и стоит ли заниматься бизнесом в России?». Я, конечно, отвечаю «да, можно», но с геноцидом в отношении бизнесменов и предпринимателей пора кончать». Иначе у страны просто не будет будущего. А я в будущее России верю.

Комментарий Андрея Городнова узнала Ксения Содько, Сегмент.Ру