:

Андрей Шалеников, Xerox Евразия: Нарушители должны ощущать неотвратимость наказания

19.12.2012 12:42:00 37 0 На печать
Уровень пиратства в России растет катастрофическими темпами. По отчетам аналитиков, в 2012 году расходы российских компаний на урегулирование отношений с правообладателями в связи с незаконным использованием ПО выросли в 4 раза. Увеличивается и доля контрафактного оборудования. Перед вендором остро встает вопрос защиты интеллектуальной собственности. О том, с какими проблемами может столкнуться компания, как выглядит ситуация в области правозащиты на сегодняшний день и в чем секрет успеха, рассказал Андрей Шалеников, директор департамента по управлению рисками компании Xerox Евразия.

С какими итогами Xerox Евразия закончила 2011 и первое полугодие 2012 года?

 

Андрей Шалеников: По итогам 2011 года и первого полугодия 2012 года компания сохранила свои позиции на рынке. Мы рассчитываем на положительные результаты и хорошую динамику в 2012 году. Сейчас Xerox входит в Топ-4 вендоров малой офисной техники и лидирует в сегментах поставок офисного оборудования средней и высокой производительности и печатных систем промышленного класса, решений для широкоформатной печати и услуг аутсорсинга офисной печатной инфраструктуры. Xerox Eurasia является частью подразделения Xerox DMO, отвечающего за работу на развивающихся рынках. В этот список входят порядка 140 стран.

 

На российском рынке мы реализуем нескольких приоритетных направлениях. Во-первых, мы продвигаем на территории России инновационные технологии. Во-вторых, ведем работу по адаптации программных решений Xerox и наших партнеров для нужд российского рынка. Работа с каналом и улучшение качества регионального покрытия – безусловно, важнейшая часть нашей стратегии, поскольку наши результаты невозможны без партнеров. Сегодня партнерская сеть Xerox Россия включает в себя порядка 300 сервисных партнеров и 5000 компаний – партнеров по продажам.

 

В-четвертых, мы фокусируемся на работе с заказчиками на многих вертикальных рынках это, например, финансы, страхование, образование, энергетика, телеком, нефтегазовая отрасль, коммерческая печать, ритейл, транспорт, промышленность. Мы, безусловно, также заняты развитием портфолио услуг аутсорсинга и оптимизации бизнес-процессов.

 

Xerox известен как один из крупных мировых патентодержателей. Почему вы так активно занимаетесь защитой интеллектуальной собственности? По какой причине именно это направление становится сейчас более актуальным для компании?

 

Андрей Шалеников: Xerox – действительно одна из самых инновационных компаний мира: ежегодно корпорация вкладывает от 4% до 5% дохода в научные исследования и разработки. С 1930 года нами было зарегистрировано более 58 000 патентов, а в 2011 только в США мы получили 1 300 патентов.

 

Защита бренда – это в том числе и часть конкурентной борьбы с иногда не совсем добросовестными участниками рынка, зачастую напрямую паразитирующими на чужих инвестициях в разработки. В связи с этим в период с конца 2011 года и по настоящий момент корпорация предприняла значительные усилия по усилению своих инициатив на поле защиты прав интеллектуальной собственности по всему миру, в том числе в странах СНГ.

 

Вы имеете в виду патентных троллей?

 

Андрей Шалеников: Да, их и обыкновенных продавцов, которые строят свой бизнес на маркетинговых вложениях других компаний. Соответственно, Xerox Евразия прилагает максимум усилий в борьбе с распространением поддельной продукции и расходных материалов, контрабандным ввозом товаров, подержанной техники, гарантию для которой сложно обеспечить или ее эксплуатация не подразумевается в российских условиях.

 

В чем вы видите различие между тем, что происходит в России с патентами, и с практикой защиты и охраны авторских прав в других странах?

 

Андрей Шалеников: Если говорить о защите, то это защита не только патента как такового, но и самой операционной активности компании. Основные отличия в практиках заключаются в скорости реакции государственных органов, в том числе и контролирующих, на случаи нарушения прав. Мы уверены, что нарушители должны ощущать неотвратимость наказания. В России с этим есть определенные проблемы, поэтому мы вынуждены констатировать, что наши условия недостаточно подходят для защиты интеллектуальной собственности. Но ситуация несколько меняется в лучшую сторону: у государства появляются определенные механизмы и обязательства перед мировым сообществом обеспечить режим защиты прав интеллектуальной собственности.

 

Мы надеемся на проведение мероприятий контролирующих структур по перекрытию каналов производства и реализации контрафактной продукции. Эта проблема касается Xerox напрямую, потому что контрафактные расходные материалы составляют определенную часть скрытого рынка, заметно присутствие контрафактных товаров в поставках по конкурсам.

 

Некоторая практика нарушителей, используемая у нас в стране, невозможна на Западе. Так, например, вопросами выявления нарушений и доказательств, казалось бы, очевидного ущерба от деятельности правонарушителей вендоры должны заниматься самостоятельно. На процесс установления, как я уже говорил, казалось бы, очевидного ущерба от деятельности нарушителей влияет также отсутствие каких-либо внятных рекомендаций или алгоритмов со стороны правоохранительных и контролирующих структур. Безнаказанность, как известно, порождает вседозволенность.

 

Xerox поддерживают другие компании на рынке? Вы как-то заявляете об этой поддержке открыто? Или вы все-таки предпочитаете вести самостоятельно, параллельными курсами с другими игроками рынка?

 

Андрей Шалеников: Безусловно, мы взаимодействуем с другими компаниями и движемся параллельными курсами. Нарушения зачастую касаются нескольких вендоров одновременно, например, нарушения с поставками техники и расходных материалов на территорию Таможенного союза и конечным потребителям. В таких случаях мы, безусловно, взаимодействуем. Если говорить о каких-то альянсах, то мы довольны плодами нашего участия в специализированных ассоциациях: нам удается доносить наши идеи и те вопросы, которые вызывают озабоченность, в том числе до государственных структур. Это нормальная практика, которая в России сейчас развивается: к бизнес-сообществу начали прислушиваться.

 

Вы говорили о том, что можно свести до фонового уровня все инциденты, связанные с пиратством. Как вы оцениваете, сколько должно пройти времени при благоприятном положении вещей, чтобы это случилось? Какие должны быть усилия, чтобы сместиться с этого «зашкаливающего» уровня на приемлемый?

 

Андрей Шалеников: Я бы разделил проблематику защиты прав интеллектуальной собственности на несколько направлений. С одной стороны, это вопросы, связанные с нарушением непосредственных патентов, и незаконное использование товарного знака. С другой стороны, это вопросы, связанные с нарушениями прав правообладателей в интернет-пространстве. С третьей стороны, это вопросы, связанные с незаконным ввозом продукции, не предназначенной для продажи на территории нашей страны.

 

В области нарушений, связанных с наличием контрафакта, мы очень близки к ситуации в азиатских странах. В азиатском регионе сосредоточено основное количество производств – зачастую нелегальных. Что касается России, то определенные обзоры показывают, что Россия занимает второе место по производству контрафактной продукции после Китая. По всей видимости, выровнять эту ситуацию может усиление практики органов внутренних дел.

 

Помимо всего прочего, нас существенным образом волнует вопрос, связанный с возможностью легализации параллельного импорта в РФ. Такое предложение вносит Федеральная антимонопольная служба. В случае легализации возможности такого импорта следует ожидать увеличения потока контрабандной продукции, потому что ввоз «серой» продукции предполагает расширение потенциала для таможенных нарушений, и сотрудники таможни просто не справятся с увеличением потока продукции. Появление так называемой «серой» продукции скажется не лучшим образом на предоставлении сервисного обслуживания, на возможности обеспечения ввозимой продукции гарантией производителя, поскольку зачастую эта продукция предназначена для других рынков сбыта.

 

В результате увеличится количество несертифицированной продукции, органы Роспотребнадзора будут работать с перегрузкой, вырастет количество фирм-однодневок, задействованных в логистических цепочках.

 

Параллельный импорт, помимо всего прочего, способствует развитию спекулятивной бизнес-модели, при которой паразитируют компании, не вкладывающие средств ни в разработки, ни в маркетинг и буквально пользующиеся вложениями в интеллектуальные решения других производителей. Именно это является ключевой проблемой в области защиты интеллектуальной собственности.

 

При этом в области защиты от ввоза серой продукции и контрафакта только регистрация в таможенном реестре даёт существенное снижение активности серых импортеров до фонового уровня, приводит к удорожанию их бизнес-моделей.

 

Судебные споры – это диалог путем набора цивилизованных механизмов, если спорят производители. Другое дело, если имеют место нарушения со стороны именно «паразитов». Именно это мы и пытаемся предотвратить. При этом стоит отметить, что на потребительском рынке заметны улучшения. Значительная часть нарушений переместились в область электронных торгов, о которых шла речь выше. В силу того, что Xerox уделяет достаточное внимание этой области, активность нарушителей действительно фоновая, и она не оказывает существенного влияния на операционные результаты компании.

 

Как вы работаете со случаями нарушения прав интеллектуальной собственности?

 

Если говорить об основных принципах нашей работы в этой области, то мы обращаем особое внимание на участие компаний с подозрительными ценовыми предложениями по поставкам нашей продукции или услуг в государственных конкурсах. В результате удалось сохранить миллионы рублей государственных средств, были заблокированы поставки контрафактной продукции или продукции, не предназначенной для поставок на российский рынок или не обеспеченной гарантией производителя. В отношении ряда поставщиков заведены дела об административных правонарушениях, хотя, по нашему мнению, нарушители в ряде случаев заслуживают уголовного преследования. Мы оказываем помощь заказчикам в определении оригинальности продукции и в этом смысле защищаем не только себя, но и средства государственного бюджета.

 

У Xerox Евразия существуют собственные локальные офисы, что существенным образом влияет на скорость реакции компании на случаи нарушений. Мы привлекаем наших партнеров в этом процессе. Специалисты сервисных центров, прошедшие обучение в Xerox, могут самостоятельно выявлять контрафакт. В государственных конкурсах 80% случаев, когда компания предлагает заведомо низкую цену и выигрывает тендер, связаны с тем, что поставляется контрафактная или незаконно ввезенная на территорию Российской Федерации продукция.

 

Государственным органам тяжело выполнять функции регуляторов и контролеров самостоятельно, без помощи правообладателей. Так, например, имея в виду режим защиты от серого ввоза, мы оказываем необходимую поддержку ФТС России, оказываем практическую помощь сотрудникам таможни на конкретных постах в противодействии параллельному ввозу, в экспертизе ввозимой продукции, предоставляем ценовую информацию в контролирующие структуры, что способствует также и решению государственной задачи обеспечения наполняемости бюджета, противодействию ввоза продукции «сомнительного» происхождения, оригинальной продукции с занижением её стоимости, взаимодействуем с вновь созданными подразделениями пост-таможенного контроля.

 

Михаил Демидов, CNews

Интервью публикуется с сокращениями

 

Тэги: |