Фархад Жураев, коммерческий директор Ningbo S&L Trading Co Ltd::

Китайские канцелярщики идут в Россию

17.11.2014 14:09:00 54 0 На печать
На днях в редакции «Сегмент.Ру» раздался звонок из Китая, из города Нинбо. Позвонил человек, и, представившись коммерческим директором китайского производителя канцелярской продукции Ningbo S&L Trading Co Ltd, рассказал, что компания выводит на российский канцелярский рынок собственный канцелярский бренд – S&L.
Фархад Жураев, коммерческий директор китайского канцелярского производителя Ningbo S&L Trading Co Ltd:"Что касается планируемого экспорта в Россию наших собственных торговых марок, то пока у нас в планах стоит поставка трех категорий товаров: для офисов, товары для школы и продукция для детских садов. В эти три товарные категории входят 300 видов продуктов".

То, что российские канцелярско-офисные компании давно и плотно работают с китайскими производителями, которые выпускают по заказу россиян всевозможные товары, разумеется, не новость. Но вот факт публичного заявления о выходе на российский рынок китайского производителя не просто с производственными возможностями (ими тоже сегодня никого не удивишь), но с собственным брендом, безусловно, заслуживает внимания. Редакция «Сегмент.Ру» всегда готова к диалогу. Поэтому мы с радостью предоставляем слово Фархаду Жураеву, коммерческому директору компании Ningbo S&L Trading Co Ltd.

Чудо китайской техники

- Фархад, для начала, расскажите о самой компании: ее истории, что она производит? В компанию, насколько мы понимаем, входят несколько заводов по производству карандашей, точилок, ручек, тетрадей и бумажных изделий, скоб и зажимов…

– Давайте тогда сначала начнем с наших производств, потому что история компании тесно связанна именно с нашими заводами. В 2005 году мы построили первый завод по производству карандашей и точилок для них. Находится он в городке Лишуй, это в трех часах от Нингбо, где расположен морской порт.

Причем мы начинали с дистрибьюции этой продукции на внутренний рынок Китая. Весь объем продаж на 100% приходился на Китай. Уже спустя год наши торговые компании перешли на работу с европейским рынком. А так как мы начали работать с Европой, то потребовалось работать по европейским стандартам. Поэтому с момента выхода на Европу на нашем заводе началась большая модернизация во всех сферах: и на производстве, и в сфере обучения инженеров, и в области качества продукции. Ведь предприятие и система работы должны были соответствовать европейским стандартам. С 2007 года нам удалось установить прямой контакт с рядом европейских компаний, например, с французской BIC. И самый большой объем продаж через магазины в Европе пришелся как раз на эту всемирно известную торговую марку. Работаем мы также и на германском рынке.

Завод по производству зажимов и скоб существует с 2009 года, он находится в городе Юнканью. Завод по производству бумажной продукции - на север Китая, в провинции Шандун, так как доставка с Владивостока очень дорогая (я говорю о поставках древесины). Кстати, эта провинция специализируется на производстве запчастей для международного автомобильного рынка, например, для таких гигантов, как «Камаз», «Зил», «Daf», «Мan» и многих других.

Но уже в 2009 году мы получили сильный удар от глобального кризиса, что заставило нас придумать альтернативный вариант выхода из кризиса: спрос на карандаши и точилки резко упал. Для наших партнеров в приоритете стали не только карандаши, но и ручки, скобы, зажимы, бумажная продукция. В декабре 2012 года мы создали собственную экспортную компанию под брендом Ningbo S&L Trading, это было нужно, прежде всего, для снижения издержек,чтобы мы могли экспортировать товар с наших заводов напрямую.

– Если возможно, скажите, кто акционеры всех этих предприятий? Каковы их обороты в денежном выражении?

– Это семейный китайский бизнес. Акционерами является китайская семья. А общий денежный оборот всех предприятий составляет около $10 млн в год.

– Расскажите, по заказу каких брендов на этих предприятиях выпускается канцелярская продукция, на каких условиях? Кто ваши глобальные партнеры?

– В настоящее время мы выпускаем товары под заказ компаний BIC, TEDI–Discount, GIFI, Office Market, Kamerton. В то же время ведем переговоры с 4 крупными российскими компаниями канцелярского рынка по поставкам на российский рынок нашей продукции под брендами Superlimn и Sharpgone, но их имена пока раскрывать не могу...С ними пока еще идут переговоры. Скажу только, что мы с ними работаем по двум направлениям: прямой поставке товара с наших заводов и дистрибьюции внутри России.

Справка о городе Нинбо

Нинбо – индустриальный центр Китая, находится в восточной части Китая, в провинции Чжэцзян, что в двух часах езды от Шанхая (около 300 километров). Нинбо – портовый город. Находится на реке Юнцзян, неподалеку от Восточно-Китайского моря. Население превышает 721000 человек.

Начиная с династии Тан в V веке, Нинбо являлся известным внешнеторговым портом. А во время властвования династии Сун (X-XIII вв) стал одним из ведущих внешнеторговых портов всего Китая. В конце XVII столетия Ост-Индская компания хотела устроить на одном из островов – Чжоушань – неподалеку от Нинбо свою факторию, но ей быстро пришлось оставить остров. Когда в начале 40-х годов XIX века первая опиумная война подошла к концу, Нинбо вместе с главным аванпостом Чжэньхаем и островами Чжоушань захватили британские войска. Согласно условиям подписанного в 1842 году нанкинскому договору, Нинбо стал открытым для торговли с иностранцами, и в скором времени затмит быстроразвивающийся Шанхай. В 1884 году состоялась церемония второго «открытия» Нинбо для внешней торговли.

После начала рыночных реформ в Китае экономика города получает дополнительный толчок. Этому способствуют как близость к морю, так и наличие порта Бэйлун, через который переправляется большая часть товаров, производимая в Ханчжоу и Нинбо. В Нинбо находится много промышленных предприятий, активно ведется строительство современных торговых центров, гостиниц и офисных зданий.

Благодаря тому, что Нинбо стал открытым для иностранцев городом одним из первых в Китае, миссионеры стали проникать в здешние земли рано. Именно поэтому позиции христианства в этом округе куда крепче, нежели на остальной части Китая. В то же время влияние буддизма усиливают как большое количество храмов этой религии, так и близость к священному острову под названием Путошань.

В 2008 году был открыт мост через залив Ханчжоувань, который соединил Нинбо с Шанхаем. Этот вантовый мост является самым длинным морским мостом в мире – его длина составляет 36 километров. Несколько лет назад в округе открылся аэропорт Лишэ, с которого пока выполняются только рейсы внутри страны. Но переговоры об осуществлении международных рейсов ведутся. Источник: http://china-ru.net



– Не секрет, что китайская Компартия не одно десятилетие
поддерживает развитие промышленного сектора Китая, используя древнекитайский принцип «переходить реку вброд, нащупывая камни», то есть поэтапно вовлекая в экономическое развитие отдельные регионы Китая. В чем для ваших предприятий выражается государственная поддержка?

– Да, как и все другие производители, мы тоже получаем государственную поддержку.

– Если можно, поконкретнее: нам важно понимать, в чем конкретно выражается эта поддержка: освобождение от налогов, аренды, отчислений в государственные фонды?

– Во-первых, мы не платим аренду на землю, на которой стоят наши заводы, так как они у нас в собственности. Во-вторых, от налогов мы освобождаемся на полгода, максимум – на год, причем без какой-либо бюрократии. В общем, мы свободно работаем, но это все, что мы получаем в качестве поддержки от государства.

Вообще, в Китае для промышленности действует достаточно много льгот и разных других возможностей, особенно хочу обратить внимание на то, что около 40 китайских городов имеют международные порты со свободной торговлей. Еще важно то, что у нас очень быстро обрабатываются документы на китайских таможнях, так как государство заинтересовано в постоянной загрузке предприятий, а не для затоварки таможенных постов. Мы считаем этих две возможности также большой и важной поддержкой.

Остальное зависит уже от нас: как должно предприятие работать стабильно. Поддержка в Китае для всех одинакова, и от нас лишь зависит то, как правильно воспользоваться этими возможностями.

– Что вы лично думаете о возможном переходе в системе расчетов между российским и китайским бизнесом на юань? Это ведь своеобразная защитная мера от доллара, новая резервная валюта, так, во всяком случае, это видят российские и китайские власти…

– Конечно все ждут этого. Вот, например, недавно Китай заключил договор с Газпромом на поставку природного газа. Объем сделки - 400 млрд долларов, но уже сегодня все стороны рассчитывают оплату в юане и рублях. Так что, эта операция принесет много выгоды обеим сторонам, надеюсь, что скоро все это будет успешно реализовано. Можно взять другой пример. Сегодня в расчетах между Японией и Китаем применяется только йена или юань, причем валюты имеют фиксированный курс. Доллар у нас в расчетах вообще не присутствует

– Фархад, а правда ли, что китайские законы сурово наказывают руководителей тех производств, которые, автоматизируя свои фабрики, вынуждены сокращать людей?

– Нет, это не так, вы можете автоматизировать ваше фабрику, ведь это делается ради снижения себестоимость продукции. В реальности мы часто видели, как на ряде предприятий из-за кризиса или автоматизации линий рабочих увольняли. Это имеет место. Но по государственной статистике уровень безработицы в Китае составляет всего 0,01%, а вот что характерно, дефицит рабочей силы - 5%. То есть получается, что китайским рабочим терять и нечего, уволившись, они сразу находят новую работу. Я сам лично, собственными глазами, видел, как рабочих уволили с завода, они вышли из завода, перешли через дорогу, а там такой же завод ищет людей для работы на линии. И они сразу устроились туда.

– У нас ходят легенды, что на китайских заводах стараются сохранять ручной труд в отдельных цехах, что дает массовую занятость населения, там используется только ручной труд…А автоматизированное производство работает отдельно…

– Я тоже считаю, что это легенда, ни одному заводу нет никакой пользы держать людей за даром. Вы прекрасно понимаете текущие состояние международного рынка, в том числе, в России. Сейчас никому не выгодно увеличивать себестоимость и цену, раздувать штат. Вы приезжаете в Китай, проходите по индустриальным поселкам, а там кругом одни заводы и у каждого на воротах вывешены объявления со свободной вакансией.

Планы в России

– Итак, давайте вернемся к выходу вашей компании на российский рынок. Какую же конкретно продукцию намерена поставлять компания в Россию, под каким брендом?

– Мы в первую очередь хотим поставлять наши наиболее востребованные товары здесь у нас, в Китае, а также на рынках Европы, а потом, уже исходя из объемов продаж, будем думать, как дальше действовать.

– Фархад, поясните, какие конкретно бренды и товары намерена поставлять компания в Россию? Это будет товар под собственной торговой маркой или Вы хотите предложить российским партнерам выпускать что-то под заказ, то есть хотите предложить производственные мощности?

– Мы хотим предложить русским партнерам оба варианта (поставлять как свой бренд, так и под российский заказ). Что касается планируемого экспорта в Россию наших собственных торговых марок, то пока у нас в планах стоит поставка трех категорий товаров: для офисов, товары для школы и продукция для детских садов. В эти три товарные категории входят 300 видов продуктов. Мы в течение недели запустим наш электронный каталог на сайте «Сегмент.Ру» и у всех будет возможность увидеть все наши товары и все артикулы. А пока можете посмотреть нашу продукцию на наших сайтах: www.superlimn.com.

– Какие у вас будут условия реализации товара в России для российских партнеров? Система льгот и скидок, например…

– Россия для нас – это особая страна, и мы прекрасно понимаем все текущие экономические и политические обстоятельства, сложности, нестабильный курс доллара. Сейчас меньше спрос, но больше предложения. Мы, конечно же, учитываем эти факты и готовы работать даже при низкой доходности. Мы готовы предложить российским партнерам самую стабильную и самую эффективную систему партнерства.

– По возможности, раскройте, пожалуйста, чего именно ждать от вас российским партнерам. Условия сотрудничества - это, наверное, один из самых интересных моментов…

– Российские партнеры, российские дистрибьюторы, работая с нами, смогут рассчитывать на самое оперативное обеспечение любой информацией о нас, наших услугах, о товаре, о производственных возможностях. Мы готовы предложить даже вариант выпуска совсем небольших партий товара с самой низкой ценой, а также готовы принимать самые разные формы оплаты. Кроме того, несмотря на часовую разницу с Москвой в пять часов, мы работаем с 8 утра до двенадцати ночи, что соответствует восьми вечера по московскому времени, так что часовой разницы никто не заметит. Кроме того, мы предлагаем разные формы оплаты: «ТТ», «ЛС», «45 дней», специалисты знают, что это такое.

И еще. Наши партнеры смогут у нас делать смешанный заказ – по 300-500 видов товара на один контейнер. Сегодня это тренд, и много китайских предприятий работают в таком формате, так как это очень выгодно всем.

– А работала ли компания раньше с российскими закупщиками или дистрибьюторами и вообще работали ли с Россией?

– Нет, мы с Россией раньше не работали напрямую, но через посредников что-то, конечно, производили для российского рынка. И очень надеемся, что скоро найдем первого российского партнера. Поясню: мы готовы работать на территории России только через российских дистрибьюторов, неважно, поставляя товар под нашей торговой маркой или делая заказ для российской компании.

– Очевидно, что Китай для России стал основным партнером, как по экспорту из России углеводородов, так и по импорту готовой китайской продукции в Россию, что, очевидно, не слишком хорошо для российской экономики, которая сама не в состоянии производить «простой продукт», востребованный населением. В этом смысле, не рассматривали ли ваши акционеры возможности инвестирования в аналогичные производства канцелярской продукции в России?

– Пока нет. Россия для нас – новый рынок, мы досконально не знаем ваш внутренний спрос, продажи, потребление. Мы до сих пор работали только с Германией и Америкой. Но если в дальнейшем с российских дистрибьюторов будут предложении в наш адрес по сотрудничеству, мы будем их рассматривать.

– До сих пор китайская промышленность наполняла российский рынок различными товарами, в том числе, и канцелярско-офисными, не напрямую, а через российских дистрибьюторов. Почему ваша компания решила сама выйти на российский рынок?

– Вы знаете, сегодня пока мы работаем только на германский и американский рынки и часто у нас закупаются китайские торговые компании, которые везут товар на экспорт, мы не всегда знаем, куда именно, в какую страну. Так вот, однажды у нас заводе я заметил упаковку на русском языке и понял, что мы даже на российский рынок производим, не ведая того. Вот мы и решили попробовать поставлять нашу продукцию российским дистрибьюторам напрямую, так, чтобы они экономили 10%-15% своих расходов на закупку. Мы верим, что найдем у вас стабильных партнеров.

– Это не секрет, что российский канцелярский рынок перегрет: здесь падает спрос и растет предложение. У нас представлено огромное количество брендов, которые люто конкурируют между собой. Вы уверены в успехе начатого дела по выходу на Россию?

– А почему бы и нет, лучше попробовать, чем сложа руки сидеть. Под лежачий камень вода не бежит.

Одно из производств Ningbo S&L Trading Co Ltd

– С точки зрения геолокации поставок – какие регионы России вы рассматриваете как ключевые рынки сбыта, в первую очередь?

– В первую очередь мы планировали поставлять в два самых крупных российских города: Москву и Санкт-Петербург. Но если сами решим все вопросы с внутренний логистикой в России, тогда география поставок будет расширена.

– Что ж, желаю удачи в нелегком деле освоения российского рынка!!!

Дмитрий Мотыльков, главный редактор «Сегмент.Ру»