Вадим Перевозников:

владелeц и создатель сети магазинов «ПродаЛитЪ»

24.02.2014 13:20:00 136 0 На печать
В этом интервью мы решили подробно узнать о том, как любовь к книгам может помочь создать крупную компанию, торгующую не только книжной продукцией, но и товарами для хобби, игрушками и канцелярскими товарами. А также некоторые подробности о работе и жизни генерального директора, владельца и создателя сети магазинов «ПродаЛитЪ» Вадима Юрьевича Перевозникова.

– Вадим Юрьевич, расскажите, какое у вас образование и как вы попали в сферу продаж?

– Я окончил Иркутский Государственный университет по специальности «История» в 1987 году. Потом несколько лет работал ассистентом в Иркутском Техническом Университете и в 1989 году поступил в Москву в аспирантуру со стажировкой на кафедре востоковедения Академии Наук СССР. В 1993 году предприниматель Игорь Евгеньевич Додонов, в то время активно работавший с иркутским библиотечным коллектором (Государственное унитарное предприятие «Иркутский областной библиотечный коллектор» – прим. ред.), предложил мне стать своим представителем по комплектованию и пос- тавке книг в Москве. В тот момент я писал диссертацию, но его предложение принял, тем более что обучение в аспирантуре подходило к концу, а ректор учебного заведения сказал прямо: «Даже если ты отлично защитишься, квартирой тебя не обеспечат». Соответственно, надо было думать, как я буду зарабатывать, и где буду жить по возвращении в Иркутск.

Когда я жил в Москве, тридцать процентов моего дохода – стипендия, подработки – я тратил на покупку книг в Олимпийском. Литературу я заказывал лично и сам ее загружал, отправляя компаньонам, которые перепродавали ее в Иркутске.

После двух лет совместной работы наши с партнером интересы разошлись, и я, взяв на себя дебиторские обязательства перед поставщиками на сумму около 20 тысяч долларов, продолжил заниматься продажей книг. Контроль над делом полностью перешел в мои руки. Так 1 февраля 1996 года была официально зарегистрирована молодая и перспективная компания «ПродаЛитЪ», где я стал и директором и собственником.

– Почему именно книги?

– Я всегда любил книги и много читал, и в детстве по ночам тайком читал с фонариком под одеялом и немного испортил зрение. С того времени очки стали моим атрибутом. А если вспомнить девяностые годы двадцатого века, то их можно назвать лихими и творческими – была свобода мысли и слова, но хорошей литературы не хватало. Любовь к книгам, хорошее образование и научный интерес помогали мне выбирать правильных авторов и заказывать для поставки именно ту литературу, в которой нуждались провинциальные города, в том числе Иркутск.

– Расскажите кратко историю вашей компании.

– До даты регистрации фирмы компания существовала как ИП «Додонов», а «ПродаЛитЪ» был пустышкой. Его реальное наполнение началось с того момента, когда я взял на себя все договорные обязательства и дебиторскую и кредиторс- кую задолженность. Случилось это, как я уже сказал, в феврале 1996 года. Изначально в компании работало всего семь человек. Первое место нашей дислокации – это был и склад, и офис – находилось в подвале одной из областных библиотек в центре города и занимало всего 50 м2. Зачастую нашим сот- рудникам приходилось встречать и разгружать проходящие поезда, которые доставляли литературу. Тогда транспортная логистика была еще в зачаточном состоянии, и мы, как и многие в 90-е годы, продавали большую часть товар прямо «с колес». Скорость оборота товара тогда была очень высока. Был спрос и дефицит.

Потом мы переехали на второй этаж общежития авиационного техникума. Там был открыт первый магазин с площадью в 50 м2, который позднее увеличился до 250 м2. При этом надо сказать, что если бы кто-то еще захотел открыть здесь какой-либо магазин, то его бы ждало разочарование: вход со двора общежития, потолки высотой два с половиной метров. В общем, студенческая жилплощадь со всеми вытекающими последствиями. Тут бы не выжила ни одна торговая точка, но мы были эксклюзивными поставщиками специализированной литературы. Это давало огромные привилегии: единственный магазин в городе, где можно приобрести профессиональные и актуальные книги по психологии, социологии, юриспруденции и бухгалтерии для преподавателей, студентов, юристов, экономистов, чиновников и представителей силовых структур. Такая специфическая литература после распада СССР в Иркутск приходила плохо. Во времена бума любовных романов и детективов профессиональные книги требовали умения разбираться в авторах, материале и, конечно, образования, дающего понимание, что необходимо заказывать. Именно в этом, первом магазине под названием «На Байкальской», мы начали плотно сотрудничать в оптовых поставках с библиотеками и частными предпринимателями. До сих пор данная точка входит в первую десятку по обороту в нашей торговой сети, так как место раскрученное, и давно сложился постоянный контингент лояльных покупателей.

В 1999 году в нашем ассортименте специализированной литературы появились детские книги. В 2000 году в спорткомп- лексе «Труд» (аналог московского спорткомплекса «Олимпийский» на проспекте Мира) мы открыли второй магазин. С того же года началось развитие нашей розничной сети в регионе, именно в 2000 году была открыта торговая точка в городе Усолье-Сибирское Иркутской области.

Начиная с 2003 года, в наших книжных магазинах начали появляться полки с канцелярской продукцией. Но отсутствие опыта в канцелярской сфере играло свою роль: первый контейнер тетрадей (зеленки) мы продавали два года. Никто не знал, что у нас есть такой товар, покупатели не воспринимали нас как продавцов канцелярии.

Сейчас наша компания, по оценке Федерального агентства средств массовой информации, стоит в пятерке крупнейших региональных книжных сетей страны и уже имеет хороший вес на канцелярском рынке.

– Что представляет собой торговая сеть вашей компании?

– На данный момент наша розничная торговая сеть состоит из 44 торговых точек. В основном все магазины арендованные. Это 38 магазинов площадью от 80 до 2000 м2, четыре магазина с площадью больше 1000 м2. Есть четыре небольших павильона в высших учебных заведениях. Кроме того, есть два гипермаркета – один в Иркутске, другой в Улан-Удэ, которые работают не только с розничными, но и с оптовыми клиентами. Имеется один магазин в Чите, так же работающий с оптом. Два года назад мы купили сеть книжных магазинов «БукерЪ» и зашли в Читу через розничное звено, в том числе на рынок канцелярии. При этом в книгах мы стали «номером один», в канцелярии в розничном сегменте сразу вышли на ведущие позиции.

У нас также есть отделы по работе с корпоративными клиентами, информационно-методический центр по работе с учебными заведениями Иркутской области. В этом плане мы развиваемся.


– Сейчас компания «ПродаЛитЪ» – лидер сибирского региона. Какой фактор внес вклад в ваши успехи?

– Изначально это были мои желания, стремления, умения. Но без команды один в поле не воин. Создание большой сети во многом зависит от профессионализма команды. У нас замечательный, слаженный и творческий коллектив, с высокой лояльностью на местах. Многие работают уже больше пятнадцати лет и еще помнят времена, когда мы разгружали из вагонов десятки пачек книг. Конечно, на рабочих местах среди линейного персонала наблюдается некоторая текучесть кадров, но те, кто проработал более пяти лет, остаются. 60% сотрудников, работают более пяти лет. А всего в компании сейчас работает более 650 человек.

Коллектив растет, растет профессионализм. Теперь «ПродаЛитЪ» – региональная компания, которая работает в трех субъектах Российской Федерации (Иркутская область, Республика Бурятия и Забайкальский край). За этой статис- тикой стоит слаженный труд всего коллектива: офисных менеджеров, продавцов-консультантов, программистов, экспедиторов, водителей и уборщиц. Наши водители постоянно преодолевают огромные расстояния. География нашей компании такова: на север от Иркутска до Усть-Илима 1000 км, на восток до Читы 1100 км и 500 км до Улан-Удэ. Мы постоянно совершенствуем трафик транспортной логистики и доставки товара.

В общем, я считаю, что основная причина успеха компании – люди, команда, которая находится в дружеских отношениях и на работе и вне работы. Слаженные коллективы возникают и на точках в регионах. В том же Братске (600 км от Иркутска), в Усть-Илиме, Чите или Улан-Удэ.

– Почему вы решили открыть магазины в других регионах?

– Были свободные ниши. В Бурятии мне всегда было интересно, так как в Улан-Удэ я родился и вырос. А магазины в Чите возникли следующим образом: на меня вышел сам Алексей Степанович Гулин и предложил выкупить бизнес, чтобы не закрывать дело, которое ему было небезразлично. Я, «промониторив» его магазины, понял, что его сеть – «БукерЪ» – очень близка по духу и по ассортиментной матрице к нашей. Так что конвертация «Букера» в нашу компанию прошла относительно легко.


– Продажи книг идут на спад, какой ассортимент продукции вы вводите, чтобы компенсировать потери?


– Да, общие тенденции по стране таковы, что продажи книг падают, и будут понемногу падать дальше. Но я хочу сказать, что падение рублевой выручки от продажи книг у нас остановилось. Объясню почему: во-первых, на падающем рынке, когда часть молодого поколения России уже не читает, а другая часть, в основном, книги скачивает бесплатно, слабые игроки ушли, а сильные остались. То есть освободилась ниша, которую я занимал как более сильный игрок, так как слабые не выдержали экономически. Второй момент: благодаря правильному планомерному развитию компании и грамотной работе с позициями в книжной продукции у нас по некоторым направлениям продажи даже растут. Особенно это касается детской и развивающей литературы. При этом если мы говорим про обороты, то в прошлом году наша компания прошла оборот в миллиард, в этом году подойдем примерно к одному миллиарду 250 миллионам рублей. И, хочется сказать, что мы не доработали. План был на один миллиард 300 миллионов. Это связано не с тем, что у нас «проседает» розница и плохой товар в выкладке (мы усиливаем топовые составляющие ассортиментной матрицы), а с общими проблемами, которые ощущаются не только в провинции, но и по стране. Идет рецессия в субъектах Федерации, и это отражается на рознице. Компания ощутила эту негативную тенденцию с ноября прошлого года, мы не добрали 3-4% роста в годовом обороте. Реальная заработная плата в регионе не растет, коммунальные услуги и цены на продукты поднимаются, увеличивается обремененность населения потребительскими кредитами. Например, по Иркутской области сейчас на каждого жителя, включая годовалого ребенка и пенсионера, приходится по 60 тысяч рублей кредита. Если мы возьмем работающего человека, то в среднем на каждом кредит на сумму в 150-200 тысяч. На выплату процентов человек, в среднем, отдает полутора-двухмесячную заработную плату в течение года. При этом тело кредита не гасится, а перекредитовывается в других банках до 500 тысяч без поручителей – это классическая финансовая пирамида в банковской сфере. Данная ситуация сказывается на рынке, так как деньги уходят из торговли в банковский портфель. Даже в начале декабря предновогоднего ажиотажа нет: у людей не хватает ресурсов. Конечно, продажа книг, игрушек и канцелярии малоэластична, так как товар не такой дорогостоящий, и человек всегда найдет одну-две тысячи рублей, чтобы потратить на подарки в этом сегменте. Но, если денег мало, он будет экономить. Это тенденция. Так что я считаю, что наша компания недополучила в оборот 50 миллионов за последние полгода именно из-за сложившейся ситуации. Хотя, хочу заметить, что благодаря хорошему товару мы растем, и если первые полгода росли на 15%, то сейчас на 10%, но все-таки это рост, идущий, в основном, по рознице. И это важно, так как наша компания является конечным ритейлером.

Сейчас, я вижу, идет глобализация и приход федеральных оптовых компаний в регионы, и у небольших розничных компаний и у крупных региональных оптовиков большого будущего не будет, если не перестроить ассортимент. Региональные оптовые канцелярские компании проиграют по ценам таким агрегаторам федерального уровня как «Комус», «Самсон», «Рельеф», ведь у тех априори больше маржа и лучше условия от производителей. А розничный сегмент и развитая розничная сетка независима – у меня 70% оборота идет через розницу. Если в Иркутске откроется склад «Самсона», «Рельефа» и так далее, для меня будет потеря не более чем на 5-10%. Я опираюсь на розничный товар. И для своей розницы я являюсь системным агрегатором, который поставляет товар.

– Какой процент занимает продажа канцелярских товаров в вашей компании?

– Продажи канцелярских товаров в нашем объеме составляют более 30%, а в школьный сезон – 40%. То есть это больше 400 миллионов рублей в ценах продажи без учета бумаги. Доля бумаги у нас ничтожно мала – торгуем мы ею примерно на 15-20 миллионов. Сейчас у нас продается три-четыре двадцатитонника бумаги в месяц в основном через розничный канал сбыта. То есть основная сумма – это чистая продажа канцтоваров. Канцелярскую продукцию мы начали вводить до того, как книги стали падать в продажах. Конечно, было бы лучше, сделать это еще раньше. Серьезно работать с канцелярской продукцией мы начали около пяти лет назад. С 2008 года потихоньку стали вводить в ассортимент игрушки и товары для творчества. Так что наши магазины – синергия сопоставимых групп товаров: книги, игрушки, канцтовары. Они все размещаются в равной доле на складах и торговых площадях. В этом году мы планируем усилить ассортимент по творчеству и развивающим игрушкам. Дальнейший рост компании мы видим именно в этом.

Я бы хотел еще подчеркнуть, что 60% оборота составляет бумажный контент, мы все-таки книжная компания. Из них художественная, детская и специализированная литература занимает половину, а еще половина – это учебники, ЕГЭ, ГИА, контурные карты, то есть весь школьный шлейф. Еще один из планов: ввод в ассортимент товаров для художников, но здесь мы еще в начале пути. На сентябрьской ярмарке мы присматривались, чем торгует «Леонардо» в Москве. Вполне возможно, что в дальнейшем мы откроем специальные магазины с товарами для творчества в столицах регионов, но для этого необходимо найти нормальное помещение и трафик.

– Мы с вами встречались на выставке «Скрепка», вы искали там новых поставщиков канцтоваров?

– Мы уже работаем со многими поставщиками канцелярс- кой продукции. В принципе, с основными и сильными игроками работа уже идет. Выставка в этом нам, конечно, помогла. Мы ежегодно по четыре-пять человек от компании отправляемся на осеннюю или весеннюю выставку делать закладки по школьным или офисным коллекциям. Смотрим новинки, так как, естественно, лучше это делать лично. Также на выставке можно узнать много нового о ситуации на рынке из личных бесед с топ-менеджерами.

– Какую характеристику вы можете дать канцелярскому рынку? В чем его сходство и различие с книжным?

– Если смотреть на канцелярский рынок глазами книжника, понимаешь, что этот рынок легче и более структурирован, так как ассортимент книжного рынка на порядок больше. Если на канцелярском рынке есть двадцать-тридцать наименований товара, то на книжном их полмиллиона, и реализация идет гораздо хуже. Например, школьные учебники, часть которых каждый год из-за неправильной оценки ситуации остается непроданной, и убытки от остатков составляют сотни тысяч рублей. Хотим мы этого или нет, такое бывает, особенно когда сменяются федеральные государственные стандарты образования. На канцелярском рынке такого нет, здесь товар схож и взаимозаменяем. Разница только в брендах. Но тенденции в развитии книжного и канцелярского рынков схожи. Книжный рынок немного быстрее развивался и раньше подошел к тем условиям, к которым канцелярский только идет. Книжный рынок начинал развиваться так: сначала давали предоплату, потом стали давать короткую отсрочку, отсрочки постепенно росли, появилось такое понятие, как «работа по реализации». И когда у компании есть репутация, и она давно на рынке, она является системообразующей. Такими игроками, например, являемся мы для издательства «АСТ» или «Эксмо». Та же тенденция идет сейчас на канцелярском рынке. Количество предложений растет, увеличиваются отсрочки. Но все эти плюсы, конечно, будут иметь отношение к компаниям, которые не подводят партнеров.

– Сильна ли конкуренция в вашем регионе?

– Иркутск – не пуп земли, население здесь всего два с половиной миллиона человек во всей области. Площадь всех наших магазинов составляет 13 500 м2. Из них под канцелярс- кую продукцию выделено 20-25% торговых площадей. Наша сеть в шаговой доступности. Она охватывает более 2 миллионов покупателей в трех субъектах Федерации – количество людей, которые без труда могут добраться до магазина общественным транспортом. И это наш потолок. Но этих людей охватываем не только мы, но и наши конкуренты, с которыми мы «бодаемся» в розничном, корпоративном или оптовом сегментах. Они по каким-то позициям гораздо сильнее, чем мы, но в целом по рознице мы являемся лидерами, так как розница составляет более 70% нашего оборота. Конкурентов в книжной сфере у нас нет. В регионе мы, конечно, не единс- твенная компания, есть и другие, но по доле оборота трудно назвать их серьезными конкурентами – они занимают 15-20% в обороте всего региона. Сильным соперником пять-шесть лет назад была новосибирская компания «Топ-книга», с которой у нас была серьезная борьба – они пытались вытеснить нас из нашего же региона. Но сейчас ее нет, и теперь в Иркутске остался один конкурент: компания «СибВерк», которая имеет здесь оптовый магазин площадью около 1000 м2. Еще есть сильные игроки в лице компании «Канцлидер» и сети магазинов «Линер». В городе Чита два основных конкурента: Трошин и Гладков, в Улан-Удэ – компании «Азия фактор» и «Полином».

– Ваши жизненные принципы, от которых вы стараетесь никогда не отступать?

– Я считаю, что один из основных принципов – это честное выполнение обязательств перед самим собой и перед людьми, которые с тобой работают. Если мне удается этому следовать, то я чувствую гармонию с самим собой и удовлетворенность. Ведь чувство удовлетворенности зависит от нас самих. Второй из принципов – не ставить деньги выше всего. Деньги, конечно, нужны, они решают жизненные трудности. Хотя бы на минимальном уровне они быть должны, но нельзя превращать их из средства в цель. Также важным принципом для меня является возможность профессионально делать свое дело, которое я люблю. Делать то, что приносит пользу людям, так как работать исключительно для достижения материальных благ мне не интересно. Важно, чтобы у любой деятельности был моральный критерий, и когда мне удается этого достичь, я радуюсь.

В общем, есть обязательства, которые ты выполняешь перед собой и перед людьми и они действительно помогают жить в гармонии с самим собой.

– Каждый человек ставит себе в жизни какие-то цели, о чем-то мечтает. Какие у вас мечты и цели?

– Моя мечта и цель зрела, когда я учился в аспирантуре, когда был лучшим на курсе, когда был определен преподавателем в вузовскую систему. Для меня было важно в полной мере реализовать свое классическое образование, свои умения, чтобы быть не только образованным и начитанным, но и успешным в жизни. Это была цель, которая стояла на первом месте и, к счастью, ее удалось выполнить. Вопрос этот очень важный, так как внутренняя удовлетворенность у человека возникает тогда, когда он смог себя реализовать.

В моем случае «ПродаЛитЪ» – средство и механизм реализации своей идеи. Каждый человек пытается в жизни после себя что-то оставить, мне это сделать удалось, пусть не полностью, но всегда есть возможность для саморазвития, пока развивается бизнес, который я возглавляю, пока мне удается его вести, и люди, которые там работают, лояльны и не разбегаются. Для меня это важно. Бизнес-процесс – это ответственность не только подчиненных перед руководителями, это взаимная ответственность, потому что если руководитель не может быть для сотрудников лидером и ставить правильные задачи, они уйдут в другое место. Моя задача – уметь совместить не очень большие зарплаты в нашем сегменте и нематериальные блага, чтоб люди могли себя реализовать. Та компания, которую мне удалось построить, стоит ближе к японской методике управления, когда я могу реально контролировать только семь человек. В епархию же этих семи человек ниже по инстанции я уже не вмешиваюсь. Соответственно, людям делегированы очень большие полномочия, которые не ограничены мелочной опекой с моей стороны. У них есть возможность для самореализации. И это тот бонус, который позволяет их удерживать на своих постах при не самой высокой заработной плате на рынке.

– Вы любите путешествовать? Если да, то какое путешес- твие было самым запоминающимся?

– Конечно, люблю, но не в одиночестве. Путешествовать мне нравится с семьей или в компании друзей, или единомышленников, с которыми меня связывают бизнес-интересы. Последние годы путешествия чаще всего имеют отношение к бизнесу. За последние восемь лет я был в Италии, Германии, Чехии, Венгрии, Англии, США, Сингапуре, Южной Корее. Я и мои коллеги, связанные со мной профессиональными интересами, смотрели, как развивается бизнес в этих странах, в том числе книжный и канцелярский, какие тренды, веяния и принципы ему сопутствуют, и что можно взять нового для себя из зарубежного опыта. В России этот сегмент немного отстает в развитии и, соответственно, интересно и необходимо знать, как данные процессы происходят в той же Германии или Англии, в Южной Корее или Сингапуре. Мне было важно понять, как развиваться дальше. Внешне наш и зарубежный рынок очень похожи, но до конца увидеть все, что происходит внутри него, сложно, несмотря на то, что для нас организовывали встречи с представителями местных организаций – библиотечных, книжных. В основном я, конечно, обращал внимание на книжный сегмент, но могу сказать, что канцелярский формат, такой как у нас сейчас, там не принят. Я имею в виду синергию книг, канцелярии, хобби и так далее. Там если книжный магазин, то он только книжный, и канцелярия составляет 5-10% в обороте и в позициях торговой площади. Это касается не только уже перечисленных мной стран, везде происходит то же самое. В тех же японских магазинах, которые я посетил, смешения нет. Российские магазины более интегрированы, и это – момент нашего выживания.

– Какие недостатки в людях вы можете принимать наиболее лояльно, а какие наоборот?

– Я лоялен к такому человеческому недостатку, как неуверенность. Бывает, что человек застенчив и закомплексован, но его можно раскрыть, помочь ему раскрепоститься. Наиболее нетерпим я, наверное, к внутренней моральной нечистоплотности. Потому что человек может быть хорошим профессионалом, но ущерб для компании от него будет немалый, если он свои познания и должностные полномочия использует не во благо фирмы, а ради своих сиюминутных выгод.

– Какое качество человеческого характера вы считаете наиболее полезным или важным? Почему?

– Самым полезным качеством в человеке, с точки зрения работы, я считаю нравственность и моральную устойчивость. Любая компания будет «за» такого человека, потому что его можно будет обучить и подготовить, а если он морально нечистоплотен, то такие качества пойдут во вред компании.

В жизни хорошими качествами для человека буду являться умение держать слово, быть порядочным. Человек должен относиться к окружающим так, как хочет, чтоб окружающие относились к нему. Я за внутреннюю свободу человека, без давления. При этом важно, чтобы человек понимал свои обязанности перед окружающими. К бизнесу это тоже относится – как я уже упоминал, взаимные обязательства между начальником и сотрудником. Потому что, если будет создан костяк единомышленников, то в трудную минуту они смогут сплотиться и решить проблему, а не разбегутся. Это очень важно.

Я считаю, что у меня есть социальная ответственность перед сотрудниками. Например, в нашей компании уже третий год идет практика оплачивать оздоровительный отдых или мероприятия, как это было в советское время. В год, когда мы праздновали пятнадцатилетний юбилей, 60 лучших сотрудников, включая кладовщиков и продавцов, на две недели за счет компании поехали в Турцию. Через год после этого 50 человек побывали в Таиланде. В этом году 50 человек из нашей компании поедут в лечебно-оздоровительный санаторий за счет прибыли компании.

– Вы сказали, что чтение книг всегда было одним из любимых вами занятий, есть ли книжный герой, с которого вы брали пример или какой-то сюжет, который когда-то перевернул ваше мировоззрение?

– Книг за свою жизнь я прочитал много, но выделить какого-либо одного персонажа сложно, у меня нет одного ярковыраженного героя, это скорее совокупность положительных персонажей. Гораздо более сильное влияние на мое мировоззрение оказала мама. Я вырос в семье без отца и, к счастью, вырос не «маменькиным сынком», а полноценным гражданином.

Так как я привык читать методом скорочтения, то, увы, перестал испытывать удовольствие от вдумчивого прочтения классики. Когда постоянно читаешь по диагонали, становится сложно уловить речевые обороты и художественность текста, а читать вдумчиво не хватает времени. Это проблема, но книга для меня все равно остается элементом моей личной психотерапии. Просто есть привычка читать, и если она сформирована, то человек всегда подсознательно будет тянуться к книге. Так и у меня есть потребность читать перед сном, и если я не почитаю, то чувствую, что я что-то сделал не до конца. Сейчас я читаю преимущественно фантастику, как классическую, так и с уклоном в фэнтези. Причем книги часто бывают похожие, но это неважно, просто сам процесс чтения снимает стресс, накопившийся за день, и это именно то, что требуется.

– Если бы вы могли начать жизнь сначала, чтобы вы изменили?

– Как историк скажу вам, что жизнь сослагательного нак- лонения не имеет. Что прожил, то прожил, главное, чтобы не было стыдно. У меня есть несколько вещей, которые я мог бы переиграть, но это было бы нечестно. Это же не компьютерная игра. Надо уметь извлекать уроки и не повторять тех ошибок, которые были допущены, потому что мудрецом, который не совершает ошибок, мне быть никогда не удастся, но быть умным, и не повторять ошибок уже допущенных я стараюсь.

– Какие ваши ожидания сбылись за последние годы?

– Мои ожидания всегда не больше, чем то, что я могу сделать. Хотя, планку, конечно, необходимо всегда ставить немного выше. Наша компания развивается, и я считаю, что мы за эти годы успели трансформироваться из только развивающейся фирмы в развитую компанию. Для меня наша компания является второй большой семьей – есть семья, где жена и дети, а есть большая семья. Моей задачей было перевести компанию из подросткового и юношеского возраста во взрослую самостоятельную жизнь. Мне это удалось. Теперь я хочу, чтобы компания крепла и дальше. Всегда, конечно, есть внешние ограничители на рынке – это другие компании или экономическая ситуация, но планы на дальнейший рост и развитие «ПродаЛита» сбываются. Я возглавляю фирму с оборотами уже среднего бизнеса, а в более крупных компаниях чаще всего бывает, что собственник и генеральный директор – разные люди. Пока, на моем уровне, возможно сов- мещение двух должностей на одном человеке, и благодаря этому идет какое-то развитие. Но, понимая, что я могу стать определенным тормозом для развития компании, часть полномочий я у себя отбираю и делегирую ниже.

Еще одно сбывшееся ожидание: коллекционирование. Чтобы не «перегореть», работая из года в год по одному циклу, я начал активно увлекаться фалеристикой, нумизматикой и бонистикой. Во-первых, это интересно, здесь я нахожу для себя очень много нужного и полезного, во-вторых, это дополнительный стимул больше зарабатывать, чтобы тратить на новое недешевое увлечение. Сейчас мой бизнес позволяет удовлетворить мой внутренний спрос, профессиональный интерес и любовь к собиранию. Кто-то капитализирует прибыль, покупая недвижимость в России или за рубежом, а я инвестирую личную прибыль в коллекцию медалей и монет – уникальных раритетных вещей. Коллекция уже большая, и я с удовольствием показываю ее партнерам из канцелярского бизнеса, когда они приезжают в гости.

– Американская система постройки бизнеса подразумевает под собой более высокую идею, чем просто: «я делаю деньги». Есть ли высокая цель у вашей компании?

– Быть полезным людям – главная цель. Персонал – это не роботы, деньги за труд платят не только у нас, и важно, чтобы то место, где человек работает, давало ему творческую и эмоциональную удовлетворенность. Да, мы занимаемся торговлей, но торгуем мы не только книгами. Сейчас мы развиваем продажи товаров для творчества и хобби. И наша цель – предоставить покупателю, который хочет творить, наполняться знанием и развиваться, хороший товар и отличный сервис. Потому что продавать товар ради денег неправильно. Даже идея получения прибыли должна быть сопоставлена с нравственными рамками, которые позволяют человеку чувс- твовать, что он занимается полезным делом. Понимание позволяет человеку относиться к этому с душой, а если он занимается только прибыли ради – это ростки будущих проблем компании. Если у компании становится все меньше и меньше души, она, в конце концов, уходит. Если нравственных целей нет, то придешь в никуда.

– А политикой вы никогда не хотели заняться? Например, стать мэром города?

– Честно сказать нет, все-таки политика в России – дело грязное. Да, наверное, находясь у власти некоторые вопросы для бизнеса можно было бы решать быстрее и лучше, но мне сейчас комфортнее занимать ту позицию, которую я занимаю, и не гнаться за журавлем в небе. Даже не обладая политической властью, я могу совершать правильные дейс-твия хотя бы в отношении своих сотрудников. Допустим, обеспечивать работникам достойную заработную плату, нас- колько позволяет прибыль. Мои сотрудники мне важнее и нужнее, чем все аморфные декларации о всеобщем счастье, мне важнее сделать что-то полезное для компании, чтоб она могла развиваться и трансформироваться, а не стремиться к политической власти.

– Имеет ли место в бизнесе творческое начало?

– Я думаю, что творческое начало в моем бизнесе есть, но я могу быть не прав, так как любой человек оценивает себя субъективно. Так как мы вводим товары для хобби, то наши продавцы должны быть творчески подготовлены. Я могу торговать отличным товаром, но если человек на уровне линейного персонала не может донести преимущества товара до потребителя, то толку от такого товара мало. Соответственно, моя задача – выделить и дать карт-бланш творческим и креативным работникам. Чем больше я найду креатива и творчес- тва в нашей фирме, тем больше ее жизнеспособность.

– Какой совет вы можете дать новому поколению?

– Советы я давать не готов. Я не считаю себя мессией, я всего лишь добросовестно выполняю ту работу, которая мне удается. Я живу в России и буду жить дальше, а чтобы за державу не было обидно, надо качественно выполнять свои задачи и находиться на своем месте. Тогда наши дети будут жить в стране процветающей и продвинутой, которая станет одним из лидеров мировой цивилизации. Как говорил Лев Толстой: «Чтобы поверить в добро, надо начать его делать». Чтобы развивать себя и страну, надо начинать трудиться: кропотливо, каждый день и без больших слов, а не быть Обломовым на диване.

 

Журнал "Канцелярское дело"