Еще не наелись

22.07.2004 04:00:00 46
Российский средний класс все еще слишком занят устройством своей сегодняшней материальной жизни, чтобы усиленно сберегать и вдумчиво распоряжаться своими накоплениями. К финансовой системе он относится скорее как к инструменту умножения текущей покупательной силы.

Еще не наелись

Материал опубликован в журнале "Эксперт"

Российский средний класс все еще слишком занят устройством своей сегодняшней материальной жизни, чтобы усиленно сберегать и вдумчиво распоряжаться своими накоплениями. К финансовой системе он относится скорее как к инструменту умножения текущей покупательной силы.

Сколько и зачем сберегают средние русские, где и в какой валюте держат они свои деньги, как и какими банками пользуются, чего и сколько покупают в кредит, готовы ли они к ипотеке и по какой цене, какую они хотят пенсию - все эти вопросы находились в центре внимания очередной волны исследования "Стиль жизни среднего класса", проводившейся осенью прошлого года аналитической группой "Эксперт МА" и исследовательской компанией ROMIR-Monitoring.

Сегодня мы представляем вашему вниманию основные результаты этой работы. Ключевой вывод, к которому мы склоняемся, изучив полуторасотстраничный доклад авторов исследования, возможно, многих удивит: типичный средний русский сегодня в большей степени активный потребитель, чем отказывающий себе во всем, щепетильный и дотошный сберегатель. Все его денежные накопления в среднем равны полугодовому доходу, основную часть их он держит в наличной форме, а банки использует чаще всего просто как расчетные центры и меняльные конторы. До пенсионной реформы ему нет никакого дела, он не верит в нее и готов доверить накопление своей пенсии государству.

А вот ипотека средних русских очень даже интересует. Правда, чтобы она стала по-настоящему массовой, ставки жилищных кредитов должны опуститься в полтора-два раза - до приемлемой для среднего класса отметки 7-8% годовых в валюте.

И, что, возможно, еще больше огорчит банкиров, никакого взрывного роста спроса на депозитные и кредитные услуги в ближайшие год-два ожидать не приходится. По мере роста доходов населения, перетягивающего все большее количество наших сограждан из нижнего среднего в верхний средний класс, число крупных, качественных контрагентов нашей финансовой системы вовсе не будет автоматически возрастать. Судите сами: норма сбережений в верхних доходных группах среднего класса даже меньше, чем в нижних; склонность к депозитным сбережениям в высокодоходных группах тоже крайне невелика, а если представитель upper middle класса открывает депозит, то, как правило, сроком не более года - с целью подкопить на отдых или просто отложить на черный день.

Далее, чем выше текущие доходы средних русских, тем ниже их спрос на потребительское кредитование бытовой техники и мебели. Склонность же покупать в кредит автомобили с ростом дохода растет незначительно, а потенциально больший интерес состоятельных средних к жилищным кредитам опять-таки упирается в дороговизну ипотеки. Лишь небольшая часть высших доходных групп среднего класса готова раскошелиться на ипотечный кредит стоимостью выше 10% годовых в валюте.

Таким образом, развернувшаяся в последние два года война банкиров за рынок розничных услуг обещает быть долгой и кровопролитной. Сам по себе факт наращивания филиальной либо дочерней сети вовсе не гарантирует розничным банкам автоматического роста спроса населения на кредитно-депозитные операции. Требуется тщательное позиционирование и правильный маркетинг предлагаемых финансовых услуг. А главной целевой группой банков-ритейлеров, особенно за пределами Москвы, будет, скорее, нижний средний класс и кандидаты в сии почетные члены.

Треть участников опроса заявили, что в 2003 году их семьям не удавалось делать накопления. Особенно велика, почти 50%, доля таких семей в нижнем среднем классе, то есть в домохозяйствах с заявленным уровнем дохода около 200 долларов в месяц на члена семьи. Вдобавок 28% обследованных семей заявили об отсутствии не только текущих, сделанных за последний год, но и вообще любых сбережений.

Количество несберегающих семей сначала просто шокирует. Первое, что приходит в голову, - посоветовать авторам исследования хорошенько подумать о корректировке нижней границы дохода, дающего "пропуск" в средний класс. Ведь что же это за средний класс, не имеющий возможностей для сбережений! Более внимательный анализ, впрочем, гасит эмоции. Вполне возможно, что сегодняшний российский средний класс еще совсем молод и беден с точки зрения насыщения домохозяйств предметами длительного пользования, так что значительное число семей предпочитают делать не денежные, а материальные накопления. Тем более что развернувшийся в стране бум потребительского кредитования (подробнее мы поговорим о нем ниже) дает все больше возможностей делать крупные покупки, не откладывая деньги (в терминах данного исследования - на срок более года), из текущих доходов. Наша гипотеза косвенно подтверждается тем обнаруженным по результатам исследования фактом, что склонность к сбережениям у представителей среднего класса монотонно снижается по мере роста уровня заявленного дохода.

Теперь о размерах сбережений тех, кто сберегает. Половина семей, делавших сбережения в 2003 году, заявили, что им удалось накопить за год всего 500-1000 долларов. В этой группе преобладают представители семей с доходом не более 500 долларов в месяц на человека. Эта группа семей (три с небольшим миллиона домохозяйств) за год сделала сбережений на 2,5 млрд долларов.

Трети семей оказались по силам сбережения в размере от 1,5 до 3 тыс. долларов. Данный диапазон сбережений наиболее характерен для семей с доходом от 350 до 700 долларов в месяц на члена семьи. Совокупные сбережения этой группы семей (2,5 млн домохозяйств) можно оценить в 5 млрд долларов в 2003 году.

Наконец, каждая седьмая семья из числа сберегавших, в основном это представители верхнего среднего класса, прирастила в прошлом году свои денежные накопления на 4-5 тыс. долларов. Совокупный размер годовых сбережений этой группы (численностью 1 млн домохозяйств) можно оценить в 4,5 млрд долларов.

Итак, довольно твердо можно говорить о суммарном приросте сбережений семей среднего класса в 2003 году в размере 12 млрд долларов. Но это еще не все. Дело в том, что более 20% респондентов затруднились либо вообще отказались отвечать на вопрос о своей сберегательной активности. И это сильно усложняет дело. Ведь, как справедливо отмечают авторы исследования, часть респондентов-"отказников" - правда, невозможно точно оценить, какая именно, - просто не пожелала декларировать свои довольно высокие текущие сбережения. Эта гипотеза косвенно подтверждается тем фактом, что доля затруднившихся ответить на вопрос о сбережениях устойчиво растет с ростом заявленного уровня дохода и достигает максимума (36% ответов) в самой высокодоходной группе выборки.

Сбережения "отказников" были оценены авторами исследования экспертно - в размере 1,5-2 тыс. долларов на семью. Распространение этой оценки на всю генеральную совокупность дает еще 5-8 млрд долларов прироста сбережений. Таким образом, совокупный прирост сбережений среднего класса в 2003 году достиг, по мнению авторов работы, 17-20 млрд долларов, или 1700-2000 долларов в расчете на каждую сберегавшую семью.

Оговоримся еще раз: эта оценка весьма условна. По мнению автора этих строк, она серьезно завышена, так как плохо вяжется с макроэкономической статистикой сбережений населения. Так, общий прирост сбережений россиян с сентября 2002-го по сентябрь 2003 года, согласно официальным данным Госкомстата и Банка России, составил не 31 млрд долларов, как считают авторы исследования, а только порядка 21 млрд (такая нестыковка объясняется тем, что авторы работы исходили из гипотезы о продолжении накопления населением наличной иностранной валюты, тогда как на самом деле, согласно вышедшим уже после завершения исследования данным ЦБ РФ, россияне в прошлом году сократили свой наличновалютный запас на 5,5 млрд долларов). Сами авторы исследования оценивают прирост сбережений среднего класса в две трети совокупного. Если исходить из этой цифры, то альтернативная оценка суммарных сбережений среднего класса, сделанных им в прошлом году, составляет 15 млрд долларов, или около 1400 долларов в расчете на одну сберегавшую семью. Эта цифра нам представляется более близкой к истине.

Накопленный объем сбережений среднего класса оценивается авторами в 80-85 млрд долларов, или 7-7,5 тыс. долларов на семью, имевшую накопления. Нам эта оценка также представляется завышенной. Чтобы не утомлять читателя, опустим наши аргументы (см. подробные выкладки в таблице 2), скажем только, что куда реалистичнее, на наш взгляд, оперировать суммой в 65-70 млрд долларов, или 5,6-6,1 тыс. долларов в расчете на семью.

Эта цифра совсем невелика - она соответствует примерно полугодовому среднему доходу семьи среднего класса. Для сравнения: в США накопленные финансовые активы, причем всего населения, включая и бедных, вчетверо превышают годовой доход граждан, а за вычетом задолженности по потребительским и ипотечным кредитам - втрое.

Совокупные денежные сбережения российского среднего класса можно оценить в 65-70 млрд долларов, или порядка 6 тыс. долларов на одну семью, имевшую накопления. Эта сумма равна примерно полугодовому среднему доходу семьи среднего класса. Для сравнения: в США накопленные финансовые активы населения, включая самых бедных, вчетверо превышают их годовой доход.

Оставив в стороне увлекательную, но малопродуктивную задачу точно посчитать деньги в чужих карманах, обсудим теперь, какие же цели накоплений доминируют. Наибольшее количество представителей российского среднего класса (24%) копят деньги на все то, что делает нашу жизнь насыщенной и разнообразной - отдых, путешествия, спорт и хобби. С ростом уровня доходов, уровня образования и социального статуса доля планирующих таким образом распорядиться своими сбережениями предсказуемо возрастает.

А вот куда более неожиданный результат. Второе место по частоте упоминаний респондентами занял мотив предосторожности ("не планирую тратить сбережения, предпочитаю оставить их в неприкосновенности на всякий случай"), который вплотную (23% ответов) подобрался к гедонистическому мотиву сбережений. Интересен тот факт, что по сравнению с данными годичной давности (подробнее см. материал "Хотят ли они инвестировать" в N25 (331) "Эксперта" за 2002 год) доля представителей среднего класса, желающих оставить свои сбережения в неприкосновенности, выросла на 20%, тогда как доли всех остальных мотивов, связанных с конкретными целевыми тратами, несколько снизились. Этот результат можно трактовать в терминах роста насыщенности семей среднего класса товарами и услугами, потенциально требующими сбережений, либо завершения по ним накопительных циклов.

Наиболее популярные цели накопления средних русских - отдых, путешествия, спорт и хобби, а также просто заначка на черный день.

Для тех же семей, которые еще не обзавелись джентльменским набором товаров и услуг длительного пользования, наиболее актуальны такие цели сбережений, как (в порядке убывания доли респондентов): ремонт квартиры, приобретение мебели или крупной бытовой и видеотехники, образование, здоровье, приобретение автомобиля, покупка дорогой обуви и одежды. Копят для вложения в собственный бизнес всего 9% представителей среднего класса, собираются инвестировать куда-либо с целью получения дополнительного дохода всего 3%.

Что же касается формы сбережений, то половина представителей среднего класса держат основную часть своих сбережений в наличной форме. Лишь с превышением уровня душевого дохода отметки в 500 долларов в месяц доля поступающих так снижается до 40%. Наибольшее число респондентов, предпочитающих держать сбережения в основном в максимально ликвидной форме, зафиксировано в Питере (60%), минимальное количество, всего около трети, - в Сибири.

Преимущественно в рублях держат свои накопления 28% сберегающих семей среднего класса, преимущественно в долларах США - 25% и еще почти 6% - в евро. 20% семей предпочитают ту или иную диверсификацию своих накоплений между двумя или всеми тремя валютами.

Рублевые сбережения в целом по выборке оказываются - в пределах точности измерения - примерно равными по популярности валютным: преимущественно в рублях держат свои накопления 28% сберегающих семей, тогда как преимущественно в долларах США - 25% семей и еще почти 6% - в евро. 20% сберегающих семей предпочитают ту или иную диверсификацию своих накоплений между двумя или всеми тремя валютами. С ростом уровня заявленных доходов, уровня образования и положения в структуре среднего класса доля предпочитающих национальную валюту снижается. В двух столицах доля респондентов, держащих сбережения преимущественно в рублях, не превышает 12%, в регионах же она составляет от 21 до 29%.

Интересно, что в своих валютных предпочтениях российский средний класс оказался весьма консервативным. Падение доллара, имевшее место на мировых и российском валютном рынке в прошлом году, не заставило большинство респондентов перевести свои сбережения из долларов в евро. Те же, кто все-таки сделал это, перевели небольшую часть (15-25% накоплений). Лишь менее 6% семей, имевших накопления, перевели в евро большую часть своих сбережений.

Банковские услуги

Как мы уже отметили, в структуре сбережений среднего класса более половины составляют наличные деньги - рубли и валюта. Неудивительно на этом фоне выглядит то выявленное в ходе опроса обстоятельство, что преобладающее большинство респондентов рассматривают банки в основном только в качестве платежно-расчетной инфраструктуры, а не как провайдеров кредитно-депозитных услуг. В ответах на вопрос о востребованных представителями среднего класса банковских услугах с большим отрывом лидирует "большая транзакционная четверка": проведение коммунальных и иных платежей (72% выборки), обмен валюты (48%), обслуживание зарплатных карточек (24%), а также перевод и получение денег по России (22%). В то же время операции со срочными рублевыми и валютными депозитами интересуют соответственно лишь 6 и 5% респондентов (в самой высокодоходной группе эти показатели, конечно, выше, но все равно удивительно невелики - 10 и 12% соответственно для рублевых и валютных депозитов). Еще меньше, всего 3% опрошенных, называли в качестве востребованных услуги по предоставлению и обслуживанию банковского кредита.

Однако около половины представителей среднего класса в принципе заинтересованы в открытии депозитов. Это говорит о том, что предлагаемые сегодня банками депозиты не соответствуют запросам среднего класса по доходности и/или срокам. Учитывая хронически отрицательную в реальном выражении среднюю доходность банковских депозитов для частных лиц, такой результат выглядит вполне предсказуемым. Именно недостаточную доходность вложений назвали в качестве препятствия для более активного пользования банковскими услугами четверть участников опроса. С ростом уровня образования доля людей, разделяющих эту точку зрения, возрастает с 16 до 29%.

Две трети граждан, потенциально готовых разместить свои средства на депозитах, заинтересованы во вкладах сроком не более года. Десятая часть согласна вложить средства на два-три года, еще столько же - на срок более трех лет.

26% респондентов указали в качестве сдерживающего фактора неверие в надежность банков, работающих в их городах. Эхо банкротств крупнейших розничных банков осенью 1998 года все еще очень сильно.

Неудивительно поэтому, что круг известных респондентам банков и банков, услугами которых они пользуются чаще всего, крайне узок. Лидирует с большим отрывом, как легко можно догадаться, Сбербанк. Среди федеральных банков с широкой филиальной сетью сильны также позиции Альфа-банка, Банка Москвы, Гута-банка, "УралСиба" и, как это ни странно, банка "1-е ОВК", который, несмотря на подмоченную репутацию своих бывших владельцев (осенью прошлого года вся сеть банков семейства ОВК была приобретена Росбанком у структур, подконтрольных Александру Смоленскому), активно используется средним классом практически во всех обследованных городах. Возможно, сказывается то обстоятельство, что банк предлагает очень широкий выбор депозитов и держит ставки по ним заметно выше среднерыночных. Само собой, в каждом городе в число наиболее популярных у среднего класса входит два-три ведущих местных банка.

Операции со срочными рублевыми и валютными депозитами интересуют соответственно лишь 6 и 5% респондентов. Главные препятствия для роста депозитной базы среднего класса - недостаточная доходность вкладов и неверие в надежность банков.

В ходе опроса проверялась гипотеза о зависимости уровня активности пользования банковскими услугами от удаленности ближайшего отделения банка от места проживания людей. Однако такой зависимости выявлено не было, что, в общем-то, вполне характерно для ненасыщенного, малоконкурентного рынка розничных банковских услуг.

Около 17% семей среднего класса в прошлом году воспользовались той или иной программой потребительского кредитования. Самыми массовыми покупками в кредит стали бытовая и видеотехника. Каждая четвертая покупка семей среднего класса на этом рынке в прошлом году была сделана в кредит. В то же время кредитом воспользовалась лишь десятая часть покупателей мебели и автомобилей.

Бум потребительского кредитования и не думает затихать. В наступившем году уже 20-24% семей среднего класса намерены воспользоваться кредитами при покупках. Наиболее заметный рост спроса ожидается в сегментах ипотечного и автомобильного кредитования.

Жилье и ипотека

Субъективные оценки представителями среднего класса своих жилищных условий не кажутся катастрофическими. Почти треть (29%) участников опроса заявили, что их жилищные условия не нуждаются в улучшении ни сейчас, ни в обозримом будущем. С ростом уровня дохода и с возрастом, как и можно было предположить, доля тех, чье жилье их устраивает, увеличивается до 40-45%.

Более предметно авторы исследования изучили потребности тех семей, которые планируют заняться улучшением своих жилищных условий в ближайшие пять лет. Треть из них, в основном из нижних доходных групп, намерены ограничиться ремонтом разной степени сложности, включая перепланировку квартиры. При этом средний размер планируемых расходов на это мероприятие "ремонтники" оценивают в 6-7 тыс. долларов (более 50% из них - в пределах 5 тыс. долларов). Распространяя полученную оценку на всю генеральную совокупность, можно заключить, что в ближайшие пять лет средний класс будет предъявлять спрос на ремонты мощностью 400-500 тыс. квартир в год на общую сумму порядка 3 млрд долларов.

45% планирующих улучшение своих жилищных условий намерены купить квартиру или обменять имеющуюся на большую с доплатой. Средняя оценка суммы, на которую эти семьи готовы раскошелиться, составляет 18 тыс. долларов. Исходя из этого можно грубо оценить спрос среднего класса на городское жилье в 2,5-3 млн квартир в ближайшие пять лет, или 500-600 тыс. в год. Емкость соответствующего рынка для среднего класса составляет 9-11 млрд долларов. Напомним, что сейчас в России строится порядка 400 тыс. новых квартир в год. Из них в свободную продажу в городах поступало не более 250-300 тыс.

Приемлемая для среднего класса стоимость ипотечного кредита - не более 7-8% годовых в валюте, то есть в полтора-два раза ниже текущего рыночного уровня.

Конечно, не весь спрос среднего класса нацелен исключительно на первичный рынок, тем более что структура предложения, как выясняется, зачастую не соответствует его запросам. Так, средняя площадь квартиры, которую желают приобрести респонденты, составляет 78 кв. м (максимум в Москве - 84 кв. м, минимум в Санкт-Петербурге - 67 кв. м), что существенно меньше средней площади новых квартир (более 90 кв. м), строившихся в крупных российских городах в 2002-2003 годах. Да и 18 тыс. долларов - явно недостаточная сумма для приобретения нового жилья, если только не брать в расчет все еще не слишком массовые ипотечные кредиты. Очевидно, застройщики ориентируются до сих пор на более узкий слой самых богатых россиян.

Теперь чуть подробнее об ипотеке. Сразу скажем: большинство представителей среднего класса весьма настороженно относятся к возможности приобретения жилья в кредит. Половина тех, кто намерен улучшать свои жилищные условия, не хочет связываться с системой кредитования. Как и следовало ожидать, с возрастом доля консерваторов заметно растет. А вот что более неожиданно, так это то, что доля не желающих кредитоваться мало связана с уровнем доходов, а среди самых состоятельных она чуть ли не самая высокая.

Конечно, весьма избирательное отношение к ипотеке связано не только с отсутствием опыта, культуры и привычки делать столь важные и крупные покупки в кредит, но в большей степени, как нам кажется, с явной неадекватностью условий имеющегося на ипотечном рынке предложения. Исследование показало, что до 90% потребностей среднего класса по срокам кредитования было бы покрыто тремя стандартными пакетами: кредит на четыре года с возможностью досрочного погашения через два-два с половиной года; кредит на десять лет с возможностью досрочного погашения через пять-семь лет и пролонгации на два-три года по соглашению сторон; кредит на пятнадцать лет с возможностью досрочного погашения через десять лет и пролонгации на пять лет. Легко заметить, что самый короткий и самый длинный пакеты (на них приходится около половины потенциального спроса) сегодня практически не предлагаются банками. Кроме того, последние обычно недостаточно гибки с точки зрения возможного варьирования сроков кредитов. Если опция досрочного погашения присутствует во все большем количестве ипотечных предложений, то о возможности пролонгации кредита, если только вы не родственник предправления банка, даже заговаривать бесполезно.

Размер кредита, который хотели бы взять средние русские для улучшения своих жилищных условий, примерно совпадает с объемом их собственных средств, которые они планируют направить на эти цели, - в среднем 16-18 тыс. долларов. Таким образом, потенциальная мощность спроса на ипотеку со стороны среднего класса в ближайшие пять лет может быть оценена в 7-9 млрд долларов в год.

Вполне естественно, что с ростом уровня заявленного дохода растет и объем средств, которые люди были бы не прочь занять. Однако, что интересно, зависимость здесь обнаружилась нелинейная. Семьи, месячный душевой доход членов которых составляет 600-800 долларов, ориентируются на сумму кредита, эквивалентную годовому доходу семьи. В то время как в доходной группе 200-300 долларов на человека в месяц желаемый размер ипотечного кредита оценивается в полтора-два годовых дохода семьи. По-видимому, это связано с двумя обстоятельствами. Во-первых, как мы уже упоминали, новое жилье весьма дорого, а собственных накоплений, особенно в нижних доходных группах среднего класса, часто недостаточно. Это задает довольно высокую минимальную планку целесообразного для улучшения жилищных условий ипотечного кредита. Так, в низкодоходных группах только 40% респондентов желают получить кредит на сумму менее 10 тыс. долларов. Во-вторых, можно выдвинуть гипотезу, что менее обеспеченные средние русские рассчитывают на более динамичный рост своих доходов в ближайшие годы. Эта гипотеза подтверждается результатами ответа на прямой вопрос анкеты об ожиданиях изменения материального положения семей респондентов в 2004 году.

Конечно, весьма заметна разбежка средней суммы потенциального ипотечного кредита по городам. Минимальные оценки дали жители крупных городов Урала и Поволжья (12,8 тыс. долларов), максимальные (24,6 тыс. долларов) - москвичи. Очень неплохой потенциальный спрос зафиксирован в Новосибирске. Здесь средняя сумма потенциального ипотечного кредита (21,3 тыс. долларов) - второй показатель после столицы. Кроме того, в Новосибирске минимальная доля удовлетворенных своим жильем респондентов (всего 22%), очень неплохой уровень собственных средств, которые семьи готовы потратить на улучшение жилья (15,4 тыс. долларов, третий показатель в выборке после Москвы и городов Юга России), а также самый продолжительный средний срок желаемого ипотечного кредита (11,1 года). Господа ипотечные банкиры, присмотритесь к этому городу повнимательнее!

Ну и, наконец, на какую же стоимость ипотечных кредитов рассчитывает средний класс? Без малого две трети участников опроса согласны платить по ипотечному кредиту не более 7% годовых в валюте, а средний показатель приемлемой ставки составляет 8%. Причем терпимость респондентов в отношении ставки практически не повышается с ростом дохода. Всего 6% потенциальных покупателей ипотечных программ из рядов среднего класса согласны на ставку в диапазоне 12-15% годовых в валюте, доминирующем на сегодняшнем ипотечном рынке. Для абсолютного большинства семей сегодняшнего среднего класса эта услуга все еще недоступна.

Пенсионные программы

В вопросе о запуске в стране пенсионной реформы, которая коснется десятков миллионов россиян, средний класс продемонстрировал удивительную неосведомленность. Более трети участников опроса, который проходил, напомним, в сентябре прошлого года, заявили, что первый раз слышат о том, что им необходимо до конца года распорядиться частью своих пенсионных накоплений. Среди граждан моложе 25 лет об этом не знали более половины респондентов, а вот среди тех, кому за 45, - только четверть. Более высокооплачиваемые и более образованные люди, как и следовало ожидать, оказались и более информированными.

Весьма шокирующей кажется и зафиксированная опросом инфантильность значительной части среднего класса в вопросе о том, кому доверить свои пенсионные накопления, - треть респондентов готова доверить свои деньги государству (с возрастом доля решивших так заметно возрастает) и лишь 12% хотели бы перевести их в негосударственную управляющую компанию, в том числе лишь 3% на момент опроса уже решили, в какую именно.

Общая оценка эффективности стартовавшей пенсионной реформы также весьма пессимистична. Более 40% представителей среднего класса твердо убеждены, что реформа окажется не в состоянии обеспечить лично им достойную старость. Еще более трети респондентов склоняются к такому мнению. Противоположной точки зрения придерживаются только 10% участников опроса. Среди москвичей оптимистов почти 15%, среди новосибирцев - менее 5%.

Если же от лирики вернуться к более прагматичным вопросам, то опрос выявил довольно умеренные притязания представителей среднего класса на свое денежное довольствие в старости. Средний по выборке размер желаемой пенсии составил всего-навсего 8 тыс. рублей в месяц (само собой, в сегодняшних ценах), или порядка 270 долларов. Хотя эта сумма ровно впятеро превышает фактический размер средней пенсии в момент проведения опроса, она составляет только около 80% нынешнего среднемесячного дохода участников опроса. Мужчины всех возрастов желают в среднем на 30 долларов больше, чем их ровесницы.

Более 40% представителей среднего класса твердо убеждены, что пенсионная реформа окажется не в состоянии обеспечить лично им достойную старость. Еще более трети респондентов склоняются к такому мнению.

С ростом уровня заявленного дохода растут и притязания к будущей пенсии. Правда, далеко не в той мере, в какой растет доход. Так, респонденты, чей доход сегодня составляет около 200 долларов на члена семьи в месяц, желают пенсию в среднем в 215 долларов, а те, чей текущий доход вчетверо выше (около 800 долларов в месяц), - всего 390. Как видим, разрыв менее чем двукратный.

Притязания представителей среднего класса на свое денежное довольствие в старости весьма умеренные: средний размер желаемой пенсии составил всего 270 долларов, или около 80% нынешнего среднемесячного дохода участников опроса.

В региональном аспекте выделяется только Москва, что довольно предсказуемо. Жители столицы хотели бы получать пенсию в среднем 325 долларов (около 10 тыс. рублей), что на 30% превышает средний показатель по остальным городам. Впрочем, и сегодня московские пенсионеры получают в среднем на 40-60% больше жителей других мегаполисов. Прочие различия - возрастные, образовательные, статусные - мало влияют на размер пенсионных притязаний.

(Материал опубликован в журнале "Эксперт" №7 от 23 февраля 2004 года)

www.middleclass.ru