"Пираты бизнес-морей". Тактика российских рейдеров, их жертвы и способы борьбы с захватчиками.

11.04.2006 12:36:09 53
Буквально за пару десятков лет Россия прошла путь колоссальных изменений – от распадающейся державы с ослабленной плановой экономикой до страны, в которой вовсю правят реалии рынка. Столь масштабные изменения, безусловно, отразились на всех сферах жизни общества, и, прежде всего – на экономике.

Источник: www.bunich.ru

Буквально за пару десятков лет Россия прошла путь колоссальных изменений – от распадающейся державы с ослабленной плановой экономикой до страны, в которой вовсю правят реалии рынка. Столь масштабные изменения, безусловно, отразились на всех сферах жизни общества, и, прежде всего – на экономике. Многие из нас помнят времена "дикого капитализма" начала 90-х, когда колоссальные состояния сколачивались буквально в одночасье, причем зачастую – противозаконным путем. Высокий уровень криминализации, сопровождавший стремительный передел собственности, привел к тому, что эпоха "малиновых пиджаков" закончилась естественным путем, а вышеупомянутые персонажи остались лишь в анекдотах. Однако именно тем смутным временам мы обязаны приходу в нашу жизнь понятия "недружественное поглощение", или, иначе говоря, "рейдерская атака".

Итак, кто такие рейдеры, откуда они взялись и каковы предпосылки их появления? Начнем с того, что рейдерство – отнюдь не сугубо российское явление. Слово "рейдер" в переводе с английского означает "налетчик". Изначально рейдерами назывались военные корабли, чаще пиратские, ориентированные на продолжительные боевые действия в одиночку, но позже это понятие плавно перетекло в мир бизнеса. В современном деловом лексиконе рейдером называют лицо или фирму, чья деятельность заключается в перехвате оперативного управления или собственности той или иной компании с помощью специально инициированного бизнес-конфликта. Конечно, родиной рейдерства стала не Россия, а страны, в которых традиции бизнеса имеют более чем столетнюю историю. Однако суть и стратегия, применяемая российскими новыми пиратами, зачастую имеют собственную "национальную специфику". За рубежом рейдерами называют фирмы и лиц, которые скупают акции предприятия вопреки желанию контролирующих его владельцев, а затем переизбирают совет директоров. У нас же тактика рейдеров изначально основывалась на слабости корпоративного права. Основываясь на несовершенстве законодательства, рейдеры начали захват компаний, зачастую сопровождая передел собственности криминальными драмами.

Действия рейдера, что называется, по учебнику, начинаются со сбора информации - это важнейший этап в действиях по поглощению компании, занимающий несколько месяцев. Захватчик собирает информацию об организации во всех доступных источниках и ставит в ключевых государственных структурах своих людей. Используются базы данных НДФЛ, БТИ, ДГМИ (Департамента государственного муниципального имущества), а так же покупается нужная информация о текущем состоянии дел компании у работников всех государственных организаций – начиная от пожарных и заканчивая налоговой инспекцией. Далее рейдеру необходимо получить доступ к полному реестру акционеров, включая списки миноритариев. Цена этого вопроса, по некоторым данным, колеблется в районе $50 тысяч. За руководством компании и крупными акционерами организуется слежка, вскоре против них инициируются возбуждения уголовных дел под надуманными предлогами.

Следующим этапом становится скупка акций, которую рейдеры обычно начинают с миноритариев (фирма считается захваченной при 30%+1 акция, а при 10% можно диктовать свои условия). Работники предприятия, по сложившейся практике являющиеся его акционерами, "вылавливаются" рядом с местом работы, и за акции, от обладания которыми за долгие годы они не получили ни копейки дивидендов, им предлагается сумма, сопоставимая с их годовым или полугодовым заработком. Далее между рейдером и владельцем начинается гонка по скупке акций, завершающаяся в большинстве случаев победой рейдера. Финальный этап включает в себя физический захват предприятия с ОМОНом, приставами с той и с другой стороны и телекамерами, регулярно показывающими такие сюжеты в вечерних новостях. "Такого наглого криминального захвата, как у нас, на Западе нет, - заявляет аналитик ИК "Церих" Олег Душин. – В России активно используется откровенная подделка документов. К примеру, приходит в налоговые органы письмо о том, что сменено руководство. Это утверждается, прописывается в реестрах. И когда об этом реальный хозяин узнает – уже поздно".

Действительно, еще несколько лет назад на российском рынке царил настоящий разгул криминальных захватов коммерческих предприятий. В стране начался очередной этап масштабного передела собственности. В первую очередь под него попали крупные компании и акционерные общества, обладающие ценными активами. В те времена как грибы после дождя начали появляться "разорившиеся фирмы", которые "вдруг" меняли собственника. На арену вышли профессиональные рейдеры, которые скупали несколько акций предприятий, а потом, используя различные методы давления - завладевали имуществом. Именно тогда начали выкристаллизовываться отличные от "классического" варианты схем действий рейдеров. Вернее, в каждом конкретном случае схема захвата того или иного предприятия разрабатывается специально с учетом его особенностей. Это может быть как "юридически грамотно" разыгранное недружественное поглощение, так и банальный силовой захват из серии "маски-шоу". Излюбленными инструментами "профессионалов" является возбуждение одного за другим исполнительных производств, уголовных дел, налоговых проверок, чтобы парализовать работу предприятия на всех направлениях. Очень часто собственника могут внезапно сменить без его ведома, а имущество предприятия – продать через подставные фирмы. Отдельные рейдеры не брезгуют и такими криминальными методами, как дача взяток, коммерческий подкуп, шантаж, вымогательство, угроза применения насилия, причинение вреда здоровью различной степени тяжести, похищение людей... Конечно, такая деятельность немыслима без тесного контакта с продажными чиновниками, судьями и прочими представителями власти. По ряду данных, цена "содействия" колеблется от нескольких сотен до десятков тысяч долларов, а то и выше.

Профиль деятельности жертвы не имеет существенного значения для захватчика – он лишь дает основания слегка скорректировать схему поглощения. Чем компания прозрачнее, тем более легкой добычей для захватчиков она рискует стать. Ведь в этом случае она не может применять "теневые" методы защиты, рискуя в противном случае выйти за правовое поле и стать уголовниками. Сегодня, когда крупные объекты уже "разобраны", интересы рейдеров и их заказчиков меняются. Основными объектами поглощений в настоящее время являются магазины, небольшие предприятия, объекты городского транспорта, строительного комплекса, НИИ. Но, что называется "курочка по зернышку клюет" – по некоторым данным, только в Москве размах "недружественных поглощений" оценивается в 5 млрд долл.

Немного отвлечемся от теории и рассмотрим реальные случаи, иллюстрирующие типичные схемы рейдерской атаки. Например, вспомним произошедшую в конце 2004 г. атаку на ЗАО "Уралгазсервис". Компания вовремя обнаружила начало атаки и начала несколько арбитражных процессов против ее участников. В качестве ответчиков по искам "Уралгазсервиса" выступали регистратор «Регион» и ООО «Атлант», в чью пользу рейдеры пытались списать 59% акций. Ответчики по искам, в свою очередь, апеллировали к решению Кировского суда Екатеринбурга. В марте 2004 года этот суд принял решение о списании долей нескольких акционеров ЗАО "Уралгазсервис" в пользу ООО «Атлант», а на исполнительном листе стояла подпись и печать "прирученного" судьи. Судья, как принято при огласке таких случаев, вскоре стал "бывшим", а газовики перешли в наступление. Предполагалось, что несколько подставных лиц через цепочку доверенностей пытались консолидировать списанные акции в один крупный пакет и продать его дочерним структурам "Газпрома". Кроме того, ходили слухи о том, что мошенники собираются проникнуть на предприятие, чтобы назначить свой наблюдательный совет и генерального директора. Дальнейшие действия – продажа объектов, взятие кредитов, выдача обязательств. В конце концов, законный собственник возвращается на разоренное предприятие. Какая из версий верна, так и осталось за кадром, но криминальный захват предприятия не удался, и вскоре появились "честные" покупатели. В настоящий момент дочка "Газпрома" «Межрегионгаз» выказывает большой интерес к активам ЗАО "Уралгазсервис".

А вот еще одна, более свежая история. В настоящий момент акции пятого по числу абонентов сотового оператора "СМАРТС" пытается скупить компания «Сигма» Павла Свирского, известная своим участием в корпоративных скандалах. Принадлежащее группе "Сигма" ООО "Маршал Капитал Партнерз" обратилось в арбитражный суд с иском об истребовании имущества из чужого незаконного владения и внесении изменений в реестр акционеров ЗАО "СМАРТС". 8 ноября 2005 года суд наложил обеспечительный арест на 20% акций сотового оператора. "Сигма" заявила, что будет добиваться в суде продажи арестованных акций ей, если руководство "СМАРТС" не сделает это добровольно. Ранее, 29 августа, суд Ставрополя наложил арест на все акции "СМАРТС" по иску ООО «Феникс» к своей сотруднице Ольге Масловой, которая обязалась купить для ООО 100% акций сотовой компании, но не выполнила свои обязательства по трудовому договору. Несмотря на то, что основным акционерам "СМАРТС" удалось добиться снятия ареста в Верховном суде в конце сентября, очевидно, что дело для оператора отнюдь не закончено.

Как можно видеть, действия рейдеров основаны на все тех же азбучных схемах – под любым предлогом добиться ареста акций, не позволив собственнику увести их из-под атаки. По мнению управляющего партнера юридической компании "Добронравов и партнеры" Юрия Добронравова, появление Павла Свирского и "Сигмы" - серьезный повод для волнения акционеров "СМАРТС". "Существует масса способов обойти требования закона к ЗАО в части продажи акций, один из них - оформить сделку как дарение,- отмечает Ю.Добронравов.- И если П.Свирский говорит о планах получить пакет, близкий к блокирующему, значит, у него есть идеи, как это осуществить". Многие аналитики говорят о том, что за атакой на "СМАРТС" стоит "Альфа-груп" или МДМ-банк. Но кто бы ни был причастен к этому, ясно одно – сложившаяся ситуация отпугивает инвесторов от одной из самых перспективных отраслей российской экономики.

Вышеупомянутые примеры свидетельствуют еще об одной весьма очевидной тенденции. В последнее время эксперты в области слияний и поглощений говорят о "вытеснении" рейдерских атак из столицы в регионы. Если в прошлом году Управлением правительства Москвы по экономической безопасности было зафиксировано 190 силовых захватов, то за первое полугодие текущего года - всего 47. "Сейчас в Москве все незащищенное уже захвачено, остались только такие вещи, как захватить магазин, в хорошем, дорогом месте", - рассказывает О.Душин. Многие эксперты ожидают вспышки рейдерских атак в столице ближе к Новому году, но не исключают того, что это будет лишь "слабое подобие" минувших битв. В последнее время в Москве усилился контроль за такими захватами, да и предприниматели постепенно учатся защищаться. Теперь, наряду с поисками очередной "прорехи" в московских законах "пираты" обращают внимание на региональные предприятия – на периферии пока все обстоит "по старинке". Предприятия, расположенные в российской глубинке, могут стать гораздо более легким объектом захвата, и они не менее прибыльны.

Однако не все придерживаются такой точки зрения. "В Москве все еще активно рейдерствуют, уверен старший консультант Центра корпоративной защиты Роман Паршин. - При этом в случае атаки никто ничего не предпринимает, директора предприятий обращают на это мало внимания, не умеют защищаться, надеясь, что "пронесет" и рассчитывая на административный ресурс". В регионах ситуация обстоит еще хуже – о рейдерских захватах мало кто знает в принципе, так что ситуация для захватчиков складывается просто замечательно - приходи и бери. При этом, если в Москве недружественные поглощения инициируют, чтобы завладеть зданием и землей, то в регионах чаще работают по заказу крупных компаний, которые прибирают к рукам мелкие производства, полагает эксперт.

Вместе с тем, жизнь рейдеров не так уж и безоблачна, и в ходе своей сомнительной с точки зрения закона работы они рискуют многим, в том числе и жизнью. Как известно, есть рейдеры, работающие под защитой той или иной влиятельной бизнес-структуры и частники, действующие самостоятельно. Первые делятся прибылью с "материнской" компанией, которая защищает их в случае необходимости. Вторые же работают на свой страх и риск, но и прибыль целиком оставляют себе.

Методы защиты от недружественных поглощений также делятся на "черные" и "белые", вернее, серые. Многие, столкнувшиеся с этой реальностью современного бизнеса, отмечают, что полностью честным способом победить рейдера невозможно. Прежде всего, профессионалы, занимающиеся защитой от поглощений, советуют не бояться и обязательно оказывать противодействие захватчикам. Если собственник предприятия вовремя обратит внимание на непонятные заказные письма с уведомлением о вручении, на оживление в среде миноритарных акционеров и на "заказуху", размещенную в СМИ, то ему надлежит срочно вносить поправки в устав, затрудняющие единомоментную смену совета директоров и вывод активов предприятия, и начинать скупать акции миноритарных акционеров. Стоит обратиться к государственным инстанциям, поскольку сейчас они способны предоставить реальную защиту от недружественного поглощения. "Для миноритария лучший способ действия, если захват предприятия уже начат – постараться продать свои акции, причем нужно успеть оказаться в первых рядах, - считает Р.Паршин. – Иначе потом эта мелкая доля не понадобится никому из собственников, уже заполучивших нужный им крупный пакет, и ее стоимость приблизится к нулю". Особенно важна оперативность действий – обычно контроль над спорным объектом получает тот, кто первым заявляет права на него, остальные не получают ничего или почти ничего.

По словам эксперта, необходимо уделять внимание и превентивной защите, в частности, своевременно проводить реорганизацию в различные юридические лица. Производственные активы также необходимо разделять, вводить перекрестное владение на них, а после этого выводить управляющую компанию в оффшорную зону. Особое значение приобретают хорошие отношения с налоговой инспекцией и регистрационной палатой, к которым приписана фирма. Очень важно уделять внимание работе с персоналом, жестко контролировать возможные "сливы" информации, а также уметь противостоять силовому захвату, заблаговременно организовав необходимые "оборонительные рубежи" по всему периметру предприятия. Что касается состава акционеров, то по возможности необходимо ликвидировать распыленность акций среди собственников, так, чтобы остались лишь владельцы крупных пакетов. Также нужно контролировать все долги предприятия – кредиторские, дебиторские задолженности, поскольку рейдеры всегда тщательно изучают эту сторону деятельности компании. Хорошая мера "подстраховки" – ввод в устав предприятия так называемых "золотых парашютов". В корпоративной терминологии так называют условия, по которым топ-менеджмент компании получает значительные выходные пособия при увольнении. Эти выплаты должны быть настолько крупными, чтобы поглощение компании перестало быть выгодным заказчику.

Вообще, многие эксперты в области защиты от недружественных поглощений обращают внимание на необходимость внесения в федеральное законодательство поправок, затрудняющих недружественные поглощения. Корни рейдерского зла, по словам главы думского комитета по собственности Виктора Плескачевского, уходят в приватизацию, когда в России было создано 157 тыс. ОАО, а четкого и легкого механизма их трансформации в ООО не предусмотрено до сих пор. «В результате большая часть этих компаний представляет собой легкую добычу для рейдеров, значительная часть которых очень хорошо разбирается в корпоративном праве», – заключает депутат. В.Плескачевский считает, что необходимо упростить процедуру трансформации ОАО в ООО (сейчас необходимо согласие всех акционеров, чего добиться очень сложно), а после этого сделать обязательной выплату дивидендов и ужесточить стандарты раскрытия информации, чтобы принудить большую часть ОАО сменить организационно-правовую форму. Проблема акционерных обществ в том, что они имеют право выпускать акции, а те, в свою очередь, могут быть легко скуплены недружественным поглотителем, считает Р.Паршин. Например, по закону при продаже своей доли в АО необходимо предоставить преимущественное право выкупа другим акционерам, а при дарении этой оговорки нет. Поэтому такой способ часто используется рейдерами. Государство это понимает, и сейчас собирается законодательно "подталкивать" всех к переходу в ООО.

Между тем, ряд экономических теорий рассматривает поглощения в бизнесе как естественный процесс. Бизнес-поглощения помогают с меньшими потерями выживать в конкурентной среде, избавляться от экономического балласта. Эти высказывания особенно часты, если речь идет о действиях наиболее крупных рейдеров, таких как, например, "Альфа-эко", "Росбилдинг", "Атон", та же "Интеко", ведущая сейчас активную экспансию в российские регионы. Рассказывая о специфике их деятельности, Р.Паршин отметил, что, например, "Интеко" сейчас активно распродающая имущество в Москве, отличается тем, что не перепродает захваченные предприятия, а интегрирует их в свой бизнес. Напротив, "Альфа-эко" занимается преимущественно выкупом, "очисткой" и перепродажей активов, равно как и упомянутая выше "Сигма". Возможно, действия таких компаний и помогают вдохнуть жизнь в малоприбыльные предприятия. Но проблема в том, что от атак рейдеров страдает государство. Один из характерных случаев – захват московского "НИИ шинной промышленности" (НИИШП), произошедший в 2004 г. Прибирая к рукам данное предприятие, имеющее оборонное значение, захватчики не брезговали всеми описанными выше противозаконными методами. В ход пошли силовой захват, подтасовка документов, прямые нарушения законодательства. Для столичных властей этот и ему подобные случаи стали весьма болезненным ударом. Тенденция к захвату НИИ и других госпредприятий, зачастую причастных к государственной тайне, ради их недвижимой собственности во многом побудила законодателей Москвы ускорить подготовку пакета антирейдерских законов. Законодательные инициативы могут быть подготовлены уже до конца текущего года. Как было сказано выше, такие законы крайне необходимы и на федеральном уровне. В частности, необходимо усложнить процесс смены руководства предприятия, поставить заслон на пути "купленного" судопроизводства, усилив ответственность за принятие заведомо подложных решений.

Это необходимо еще и потому, что любой метод, применяемый отечественными захватчиками, наносит удар деловой репутации России в глазах мировой бизнес-элиты, в которую мы так стремимся попасть. Российские рейдеры наряду с российской мафией являются пугалом для зарубежных инвесторов, поскольку считается, что они не остановятся ни перед чем, в том числе перед кровопролитием. Если государство примет четкие и однозначные законы, в которых рейдерству будет сказано твердое "нет", это покажет Западу, что времена криминального беспредела и передела собственности в нашей стране навсегда канули в Лету. Это пойдет на пользу инвестиционному климату России и даст возможность привлечь иностранных инвесторов в отечественную экономику.

Хотя нельзя не отметить, что законопослушный Запад в свое время также пережил времена лихих рейдеров. Говоря о ситуации в России, специалисты часто проводят параллели с "эрой жадности", которая пришлась на последнюю волну поглощений в США 70-80-х годов прошлого века. Чего стоит хотя бы пример знаменитых рейдеров Карла Айкена и Буна Пикенза, роль которых в тех событиях была громадна. Даже лидеру среди нефтяных корпораций — компании Exxon Mobil — пришлось тогда выкупать собственные акции на $3,5 млрд, чтобы чувствовать себя относительно уверенно в этом противостоянии. А ведь все началось с торговли так называемыми мусорными облигациями – высокодоходными бумагами с рейтингом ниже инвестиционного. Этот рынок разработал американский бизнесмен Майкл Милкен еще в начале 70-х годов прошлого века. Оказалось, что множество акций на рынке сильно недооценены, и М.Милан с помощниками начали скупать обязательства корпораций по дешевке. Таким образом, они начали штурмовать прежде казавшиеся неприступными крепости, такие, как Revlon, Phillips Petroleum, Unocal, TWA, Disney, AFC, Crown Zeilerbach, National Can и Union Carbide. На этой волне и выросли молодые специалисты по захвату корпораций, вовсю развернувшиеся в середине 80-х и работающие до сих пор.

Разнообразные способы скупки ценных бумаг - это и есть американский метод рейдерства, который, в противовес российскому, вполне законен и не менее эффективен. Очень хорошо поддаются рейдерским атакам семейные корпорации, рассказывает О.Душин. В такой компании 48% акций может быть распределено между членами семьи, а остальное находится в свободном обращении. Дальше все просто - скупается контрольный пакет и меняется собственник, и фамильная корпорация уплывает из рук потомков удачливого магната.

Такой вариант, конечно, также не вполне честен с этической точки зрения, но, по крайней мере, здесь обходится без криминальных переделов собственности. Но, если уж говорить о "естественно необходимых" для рынка поглощениях, то подобный подход к решению деловых вопросов вполне закономерен в суровом мире "акул бизнеса". Корпоративные войны – неотъемлемая часть любого бизнеса, и их законы подчас жестоки. Но все же это законы, какими бы они не были, и во всем цивилизованном мире этих законов придерживаются. Остается только надеяться, что Россия как можно скорее вольется в число стран с развитым корпоративным законодательством, оставив криминальные "разборки" и дележ собственности на долю развивающихся стран.

В открывшихся перспективах свободного рынка ни в коем случае нельзя забывать об участи тех предприятий, которые стратегически важны для России. Как бы это не было обременительно для экономики государства, но на таких предприятиях должен быть сохранен контрольный пакет, причем это условие надо закрепить законодательно, иначе есть большой риск потерять не просто завод или НИИ, а целую отрасль, к примеру, в наукоемких технологиях. Тогда новый хозяин продаст всю документацию по секретному производству за рубеж, и пустит с молотка землю и недвижимость предприятия. Пока Дума и правительство будут принимать вместо продуманных законов популистские, особенно в преддверии выборов, будущее страны и развитие ее технологий останется беззащитным перед сворой подкованных в корпоративном праве "акул". А, может быть, стоит пригласить их в правительство? Тогда они будут считать страну своим бизнесом и проводить агрессивную деловую политику по отношению не к внутренним, а к зарубежным компаниям и, наконец, найдут достойного соперника в лице западного рейдера?