Вы в какой организации состоите?

05.07.2005 04:00:00 58
Зачем писателю Э.Тополю членство в общественном совете ГУВД Московской области, почему не платит членских взносов В. Шандыбин и, наконец, в какой организации состоит гендиректор компании "Комуса» С. Бобриков?

www.kommersant.ru

С 1 июля вступает в силу закон об Общественной палате России. Чтобы принять участие в ее формировании, нужно быть членом общественной организации.

Борис Говорин, губернатор Иркутской области. Я член Госсовета и попечительского совета "Русской православной энциклопедии". Но и губернаторство я рассматриваю как общественную работу. Общественная деятельность для меня так же естественна, как для других заниматься любовью или рисованием, это душевная потребность.

Павел Теплухин, президент компании "Тройка Диалог". Я член "Клуба-2015". Это общество, где менеджеры и предприниматели занимаются интеллектуальным обменом. Мне это нужно и интересно. Учредитель клуба Институт национального проекта находится в гуще общественной жизни, а мы финансируем его проекты.

Юрий Росляк, первый заместитель мэра Москвы. Как человек, занимающийся экономикой, я состою в профильной организации и являюсь президентом Вольного экономического общества Москвы. На другую общественную деятельность, увы, просто не хватает времени.

Александр Котенков, представитель президента в Совете федерации. Я председатель Федерации парусного спорта России, потому что не мыслю себе жизни без яхт. Когда идешь под парусом, душа поет, мир вокруг становится несравнимо лучше. Это главное в моей жизни, а все остальное, кроме паруса, – фигня.

Артур Чилингаров, зампред Госдумы. Вот уже 15 лет я президент Ассоциации полярников, при которой есть куча фондов помощи людям на Крайнем Севере. Еще я возглавляю международный Фонд гуманитарной помощи и сотрудничества. Мы много сделали, когда государство бросило "севера" на произвол судьбы. Сейчас ситуация получше, но просить стало трудно и неудобно: слишком много фондов проворовалось.

Евгений Велихов, академик РАН, президент Российского научного центра "Курчатовский институт". Я вхожу в российско-японский Совет мудрецов. Меня пригласили, поскольку я давно работал с японцами по различным научным направлениям. Кроме неприятностей, мне в этом совете ничего не полагается. Ирина Хакамада, лидер партии "Наш выбор". И куда я только не вхожу. В Совет по внешней и оборонной политике, в "Комитет-2008", Всероссийский гражданский конгресс, Комитет по защите свободы слова... С одной стороны, все общественные организации – клубы. Но с другой – это возможность попробовать объединиться с другими и вместе выйти на улицу. В гражданском конгрессе мы решили, что инициативы по вхождению в Общественную палату сами проявлять не будем, но, если кого пригласят, не отказываться.

Павел Неумывакин, председатель правления Юниаструмбанка. В Ассоциации российских банков. Раньше я был членом КПСС, с тех пор не испытываю желания быть ни в одной организации. Банкир должен заниматься банковской, а не политической деятельностью.

Василий Шандыбин, бывший депутат Госдумы, консультант ЦК КПРФ по работе с рабочими профсоюзами. Я член парламентского клуба. Для меня это актуально, там я могу высказать свое мнение о наболевших проблемах. Членских взносов я не плачу: денег нет, да никто и не требует.

Анатолий Лисицын, губернатор Ярославской области. Я уже 12 лет работаю в Губернском общественном собрании, куда входят все диаспоры, общественные и политические организации области. Для меня эти диалоги полезны, они помогают в принятии важных решений. А денег мы никаких ни с кого не берем. И мы обязательно будем участвовать в формировании общероссийской Общественной палаты.

Маргарита Баржанова, депутат Госдумы (фракция "Единая Россия"). В "Деловой России". Я член генсовета и один из ее создателей. Как депутату, мне часто доводилось защищать интересы бизнесменов, но у общественной организации больше возможностей бороться с ручными судами, чиновниками, административными барьерами, правоохранительными органами. Лично мне членство в "Деловой России" ничего не дало, но это реальный институт гражданского общества, и мы обязательно будем участвовать в Общественной палате.

Геннадий Онищенко, руководитель Федеральной службы по надзору в сфере защиты прав потребителей и благополучия человека. Я член профсоюза медицинских работников, состою во всяких общественных советах. Но Общественная палата будет не общественной организацией, а гораздо более серьезной, у нее будет очень высокий статус.

Мария Гайдар, дочь Егора Гайдара. Я участник проектов демократической организации "Да!". Мне общественная работа приносит удовлетворение. О выдвижении представителей в Общественную палату мы пока не задумывались, но, мне кажется, нас туда все равно не пустят.

Борис Фомин, президент концерна "Ростекстиль". Я член РСПП и ТПП. К сожалению, сейчас в России много разных общественных организаций, в которые входят одни и те же люди. Каждый раз обсуждаются одни и те же проблемы, а инфляция растет, о народе мало кто заботится. А взносы мы платим регулярно: в ТПП – около $300 в год; в РСПП – 60 тыс. рублей, а член бюро – 100 тыс.

Ефим Шифрин, актер. В Союзе театральных деятелей. Мне это дает ощущение причастности к некогда славному братству театральных деятелей и виды на старость: остаток жизни я, скорее всего, буду коротать в какой-нибудь актерской богадельне. Членские взносы я плачу более или менее регулярно, а если забываю, то плачу пеню. А преимущества от этого членства мне не нужны. Раньше только членов союза пускали в ресторан ВТО, а теперь меня и так пускают.

Иван Поляков, гендиректор радиозавода им. А. С. Попова. В "Деловой России", а из РСПП мы ушли. Наше региональное отделение занимало соглашательскую позицию в отношении областной власти. У нас в области деятельность большинства организаций настолько заорганизована властью, что они становятся бессмысленными. И, боюсь, Общественная палата, которая формируется сейчас в области, тоже станет адептом региональной власти.

Игорь Губерман, литератор. Я состою в общерусском отделении Союза писателей Израиля, если меня еще не выгнали. Но это абсолютная формальность – ни льгот, ни радости. А в российский Союз писателей я из брезгливости никогда не вступал.

Магомед Толбоев, заслуженный летчик-испытатель РФ, член партии "Единая Россия". Во всех, которые приносят пользу России. В "Единой России", в Российской партии самоуправления трудящихся, в Федерации любителей авиации и каких-то других. Личная выгода от этого заключается только в моральном удовлетворении.

Леонид Ольшанский, адвокат. В Движении автомобилистов России. Оно необходимо для защиты автомобилистов и выражения своих взглядов. На выборах в прошлую Думу мы входили в блок "Новый курс – автомобильная Россия". Не было бы блока – не было бы участия в выборах, выступлений в СМИ. А членский взнос небольшой – рублей десять.

Эдуард Тополь, писатель, гражданин США. Я член общественного совета ГУВД Московской области. Это почетно, к тому же помогает при сборе материалов для моих книг. Такого доброжелательного отношения при предъявлении американского паспорта вряд ли добьешься.

Валентина Мельникова, пенсионерка. Я возглавляю Союз комитетов солдатских матерей. Мы объединились в 1979 году, когда советские войска были введены в Афганистан, чтобы защищать мальчишек. К сожалению, эта работа крайне нервная, поэтому знаменитостей в нашем союзе нет. Жаль, мы не можем выдвинуть представителя в Общественную палату, так как я являюсь еще и членом одноименной партии.

Сергей Бобриков, гендиректор компании "Комус". В Ассоциации менеджеров России. Мы перебрали целый ряд профессиональных объединений российского бизнеса в поисках наиболее эффективного, но, к сожалению, от большинства объединений, даже известных, нет толку.