Зачем российским компаниям зарубежные активы?

28.11.2006 11:44:11 66
Для компании "Офис-премьер" "входной билет" на зарубежный рынок обошелся совсем недорого - €1

Источник: газета "Коммерсант. Деньги"

Магазин горящих активов

На заре российского рынка интерес к зарубежным активам ограничивался офшорами экзотических стран -- с помощью фирм-оболочек осуществлялись операции по обналичиванию средств, а также их выводу за границу.

К концу 1990-х единичные случаи приобретения зарубежных компаний воспринимались скорее как имиджевые акции. Когда в 2000 году ЛУКОЙЛ приобрел в США сеть бензоколонок Getty Petroleum Marketing, аналитики назвали это грандиозным рекламным ходом: мол, знай наших! Это было первое поглощение российской компанией западной публичной корпорации. Между тем покупка была со смыслом: всего за $40 млн российская компания получала контроль над одним из крупнейших бензиновых трейдеров США, оказавшимся в трудном финансовом положении, под маркой которого работали 1300 бензоколонок в самом густонаселенном регионе страны -- на атлантическом побережье.

В дальнейшем лидерами в приобретении зарубежных активов стали металлурги: им нужно было как-то обходить административные барьеры, ограничивавшие сбыт российского проката в США и Европе. Но в последние годы складывается впечатление, что мировой рынок превратился для российских компаний в огромный супермаркет, где глаза разбегаются от обилия нужных товаров по сходной цене -- от месторождений полезных ископаемых до бесполезных футбольных клубов.

По данным международной аудиторско-консультационной компании Ernst & Young, объем зарубежных приобретений российских компаний растет с каждым годом как снежный ком и в 2005 году составил порядка $13,3 млрд. Это примерно четверть всего российского рынка слияний и поглощений (оценивающегося более чем в $50 млрд). Правда, более трети этого объема пришлось на одну мегасделку -- Access Industries, холдинговая компания с основными активами в России, приобрела за $5,7 млрд американскую Basell, одного из крупнейших в мире производителей полиолефинов. Весомую долю в этом объеме составила и покупка "Альфа-групп" турецкого сотового оператора Turkcell ($1,590 млрд за 13,22% акций), а также приобретения сталеваров ("Северсталь" купила 62% акций Lucchini SPA за $579 млн, а "Евраз Груп" -- 98,96% акций чешской компании Vitkovice Steel за $287 млн, а также итальянскую компанию Palini et Bertoli).

В большинстве же случаев основными внешними рынками для российских покупателей в 2005 году являлись страны СНГ. Так, одной из крупнейших зарубежных сделок минувшего года стало приобретение ОАО ЛУКОЙЛ за $2 млрд нефтедобывающей компании Nelson Resources, зарегистрированной в Канаде и работающей в Казахстане. Это почти половина совокупных инвестиций ЛУКОЙЛа в казахстанские проекты за последние десять лет ($4,5 млрд). Там же, в Казахстане, Сбербанк России приобрел Texabank, добавив его к своим активам в других странах СНГ. Внешторгбанк приобрел контрольные пакеты акций АКБ "Мрия" (Украина) и Объединенного банка Грузии. А Конверсбанк совершил поглощение Latvijas Krajbanka.

Продолжилась экспансия на рынках СНГ крупнейших сотовых операторов. "Вымпелком" вышел на рынок связи Таджикистана, купив 60% акций в ООО "Таком" за $12 млн. А в начале 2006 года "Вымпелком" объявил о покупке двух узбекских операторов -- компаний "Бузтел" и "Юнител". В свою очередь, компания МТС приобрела 100% акций крупнейшего оператора Туркмении Barash Communications Technologies, а затем и контрольный пакет акций киргизского оператора "Бител" за $150 млн.

Естественной выглядит и активность в ближайшем зарубежье РАО "ЕЭС России" -- холдинг приобрел 100% акций в ЗАО "Электрические сети Армении" за $73 млн, а также 51% в Молдавской ГРЭС за $50 млн.

Крупнейшие сделки, на которые приходится основной стоимостной объем зарубежных приобретений, вроде бы позволяют нарисовать несколько упрощенный портрет типичного российского покупателя: это компании из нефтегазовой отрасли, энергетики, металлургии или телекоммуникаций. На самом деле это не так.

Держи кальмар шире

Как показывает практика слияний и поглощений, среди основных мотивов покупки активов за рубежом -- расширение ресурсной базы, выход на новые рынки сбыта и приобретение передовых технологий. В идеальных случаях компаниям удается убить сразу несколько зайцев, когда выгоды от приобретений позволяют достичь различных стратегических целей.

Именно так преподносит компания "Норильский никель" смысл своей покупки OM Group. Как гласит заявление компании, осуществление этой сделки позволит ГМК "Норильский никель" получить доступ к передовым производственно-операционным навыкам, а также даст синергетический эффект от объединения технологических знаний в области гидрометаллургии и экстракции, имеющихся в подразделениях компании и в приобретаемых зарубежных активах. "Норильский никель" получит доступ к технологии кислотного выщелачивания под высоким давлением латеритного сырья и сможет участвовать в проекте кучного биовыщелачивания. Группа "Норильский никель" дополнит свою продуктовую линию никелевыми солями и брикетами, а заодно увеличит собственное годовое производство никеля примерно на 35-40 тыс. тонн. Кроме того, ГМК "Норильский никель" намерена подписать соглашение сроком на пять лет о поставках компании OMG кобальта, который до этого был для ГМК побочным продуктом.

Напомним, что в 2003 году компания приобрела контрольный пакет акций американской Stillwater Mining Company, единственного в США и крупнейшего за пределами Южной Африки и России производителя металлов платиновой группы. Это позволило расширить рынок сбыта производимого "Норильским никелем" палладия: на рынок США приходится 39% общемирового спроса на этот металл, используемый в автомобильных катализаторах.

А в июне 2006 года "Норильский никель" совместно с "Интерросом" приобрел 35% акций ведущего американского разработчика и производителя оборудования для водородной энергетики компании Plug Power Inc. С одной стороны, "Норильский никель" заинтересован в разработке технологий в области водородной энергетики, поскольку в топливных элементах активно используются палладий и платина. С другой стороны, эти разработки могут пригодиться предприятиям ГМК, находящимся за полярным кругом: они нуждаются в надежном и рентабельном энергоснабжении.

Как ни странно, но похожие задачи решают даже производители сухариков. Компания "Сибирский берег" в мае 2005 года приобрела в Казахстане 100% производителя снеков "Болжау" (Павлодар). Эта покупка дала "Сибирскому берегу" 45-процентную долю на рынке снеков республики (в сегменте сухариков -- 74%). На этом "Сибирский берег" не успокоился, экспансия продолжилась дальше на восток -- была куплена фабрика в Китае. Это дало не только доступ к дешевому сырью для производства сушеных кальмаров, но и открыло путь на огромные рынки Китая и Южной Кореи.

А крупный производитель водки ТПГ "Кристалл" решила сломать сложившиеся традиции и взялась за создание собственной сбытовой сети в США путем покупки мелких дистрибуторских компаний. До этого российские производители спиртного работали через крупных дистрибуторов, имевших дело с обширным пакетом марок и не концентрировавшихся на отдельных российских брэндах. Первым шагом "Кристалла" стала покупка в июле 2005 года компании Doyna Michigan с оборотом $10 млн, затем к ней добавились компании Prana Spirits (штат Иллинойс) и Belarmin (Флорида). Несмотря на небольшие обороты, компании интересны своими контрактами с региональными розничными сетями, вдобавок они имеют опыт работы с российской водкой. По некоторым сообщениям прессы, часть из них основана русскими эмигрантами, поставлявшими пиво и алкоголь из стран СССР. Дочерняя компания "Кристалла" Whitegold USA LLC намерена продолжить вертикальную экспансию в американскую дистрибуцию (по мнению аналитиков, стоимость подобных приобретений не превышает $1,5-2 млн). Не исключена возможность покупки дистрибуторов и в Европе.

А вот компания "Интеко" преследовала цель вывести на российский рынок западные технологии, договорившись в начале 2005 года о покупке крупного пакета акций британского производителя комбайнов Shelbourne Reynolds. Компания Виктора Батурина к тому времени продала свои цементные активы и договорилась о продаже группе ПИК своего строительного комбината ДСК-3. Задумка состояла в том, чтобы построить в Калининградской области завод по производству сельхозтехники под брэндом Shelbourne (семья Шелбурн специализируется на производстве сельхозтехники, приспособленной для работы в тяжелых условиях; основной рынок сбыта -- США).

Похожие цели преследовала компания "Станкоимпэкс", купившая в конце 2005 года у чешского концерна Skoda его "дочку" Skoda Machine Tool (SKM). "Станкоимпэкс", занимающийся продажей в России токарно-фрезерных станков, решил перейти от торговли станками к производству современной продукции на базе передовых технологий чешской компании, благо немецкий концерн Volkswagen (нынешний владелец Skoda) приступил к распродаже непрофильного имущества по дешевке.

Зато чисто экспансионистские цели преследовал российский оператор наружной рекламы News Outdoor после того, как в мае 2005 года получил кредит ЕБРР в размере $130 млн. Первым делом компания объявила о покупке контрольного пакета украинского оператора "СВ Аутдор". Через месяц был куплен контрольный пакет турецкого оператора Kamera Acikhava Reklamclik, а к концу года была завершена сделка по приобретению 67% акций израильского оператора Maximedia Outdoor Advertising Ltd., после чего сразу была поставлена задача выйти на рынок Индии.

Впрочем, преимущество зарубежной покупки может заключаться не только в сырьевой базе, технологиях и объемах продаж. Выйти на новые горизонты бизнеса можно даже с помощью покупки одного лишь "входного билета" на рынок. Для компании "Офис-премьер" этот "билет" обошелся совсем недорого -- всего в €1. Именно за такую сумму сын основателя испанской компании Norcar согласился избавиться от опостылевшего ему бизнеса по производству картонных файлов, находившегося на грани банкротства.

Компания "Офис-премьер" выпускает в России канцелярские принадлежности под брэндом Erich Krause. Принимая решение о покупке, руководство российской компании смотрело не на объемы продаж испанской компании, а на ее связи с европейскими супермаркетами и дистрибуторами. Дело было за малым -- сократить производство и персонал до минимума, а вместо дешевых картонных папок предложить европейцам более дорогую продукцию под своим брэндом: пластиковые папки, степлеры, дыроколы, пеналы. В результате объемы продаж продукции под маркой Erich Krause за рубежом достигли $30 млн -- почти трети общего оборота компании "Офис-премьер". Так неожиданно для себя и всего за €1 российский производитель канцелярки стал заметным игроком на европейском рынке.