Александр Медовиков:

«Мы можем сделать абсолютно весь ассортимент карандашей, производимых в Китае»

23.09.2019 12:04:40 431 0 На печать
Александр Медовиков, руководитель проекта «Воскресенская карандашная фабрика», объяснил порталу «Сегмент.ру», зачем России нужен третий производитель карандашей, и рассказал о том, как создавали ВКФ.
- Александр, как возникла идея открыть карандашную фабрику?

- Раньше я был директором Карандашной фабрики им. Красина, то есть уже занимался карандашами достаточно долгое время. Понимая, что 85 % рынка России принадлежит продукции китайских заводов, либо СТМ крупных федеральных игроков, производимых также в Китае, мы решили построить фабрику и постепенно переводить эти 85% в пользу реального отечественного производителя. Для этого мы предприняли серьезную экспедицию в Китай, посетили достаточно большое количество заводов и вместе с директором по производству изучили технологии.

- Воскресенская карандашная фабрика стала третьей в России. Как вы думаете, сколько вообще нужно отечественному рынку карандашных фабрик?

- Да, она стала третьей по счету. Но Воскресенская карандашная фабрика – единственная карандашная фабрика в России, которая может сделать абсолютно весь ассортимент карандашей, производимых в Китае. Мы работаем по совершенно новым технологиям, по таким же технологиям создают свою продукцию Faber, Koh-i-Noor и другие мировые бренды.

   Один из посетителей выставки «Мир Детства», представитель одного известного бренда, взял в руки несколько видов наших карандашей – цветные, акварельные, неон, металлик, графитные – и тщательно тестировал их, сидя за столом вместе со своими коллегами. Потом, подумав, сказал: «Это не ваши карандаши. Вы их покупаете. В России так сделать не могут».

Рядом стояли мои коллеги с ВКФ.

63-activity.jpg


- Какое сырье вы используете?

- Мы работаем на российском сырье – липе мелколистной. Это самый экологичный вид дощечки, самый мягкий. В Китае липа и софт-липа стоят очень дорого, поэтому большинство фабрик работает с дешевым сырьем: используют попларвуд, белый или крашеный. Нам хорошо известно такое качество – присутствовали при его получении.

   Что такое попларвуд? Это, прежде всего, разные виды плохого китайского дерева, которое собирается в разных местах. Так называемая санитарная обработка леса и прилегающих территорий. Дальше оно не один час варится, потом протравливается кислотами, структура этого дерева нарушается и оно размягчается (не путать с импрегнированием древесины). Затем оно обрабатывается парами парафина или парафинируется. Вот как раз пары парафина, проникшие в поры разваренного дерева, и создают ощущение мягкости или скольжения при заточке карандаша из этой «псевдолипы». В лучшем случае его красят в черный цвет и продают как диковинное дерево или розовое, по цене даже выше липы, называя это soft linden wood. Хотя черный цвет только скрывает недостатки. А само дерево липы запрещено к вырубке в Китае, его везут из России.

   Но самое страшное в том, что наши дети, покупая этот карандаш и грызя его, глотают всё то, чем протравили карандаш. Но никто об этом не говорит. А хороший карандаш не может стоить 1,60–1,80 руб., это физически исключено.

- И липа отечественная?

- Да. Липа растет в экологически чистых местах. Есть целые заповедники, в которых липа выращивается и обрабатывается нашими комбинатами. Другое дело, расход липы достаточно небольшой, в плане производства: это мягкое сырье, оно не идет ни на полы, ни на кровлю. Для карандашей липу покупала только фабрики Красина. Томская фабрика работала на кедре, причем кедре не первого сорта, потому что первый сорт уходит за границу.

- У вас есть не деревянные рубашки карандаша? Пластиковые, например?

- Нет, на сегодняшний день мы используем только карандаш в деревянном корпусе.

- Как вы считаете, возможно ли возродить в России производство грифеля?

- Стержень действительно выпускался на фабрике Красина, поставлялся в Томск. Тогда эти предприятия были монополистами и выпускали 500–600 млн. карандашей в год.
Но времена государственного строительства прошли, фабрика переходила из рук в руки, все производство было загублено, сдано в металлолом. Сейчас выпуск стержней в России физически невозможен. Во всяком случае, графитной группы.

vkf_1.jpg


- Это дорого?

- Если цветной стержень еще можно производить в России, потому что там пигменты, пищевые добавки и прочие составляющие, то графитный – физически невозможно. Мы работаем с китайской фабрикой, которая производит более 10 млрд. стержней в год: 6 млрд. цветных, 4 млрд. графитных, в том числе и для нескольких мировых брендов. Потребность России в графите – 200 млн. Остальное куда девать? Если производить только 200 млн., стоимость одного стержня будет слишком высокая.

- Возможно, стоит производить 10 млрд. и продавать избыток в Китай?

- Китаю он не нужен – там есть свои фабрики, которые выпускают стержни для внутреннего и внешнего рынков. Есть фабрики, которые работают только на китайский рынок, соответствующего качества – основа сажа. Есть фабрики, работающие на мировой рынок – основа графит.
   
   Графитный стержень – самое грязное производство, поэтому его выпуск уже выведен из Европы, равно как и выпуск цветных стержней, эконом- и бизнес-классов. В Европе изготавливаются только стержни премиум-класса и стержни для художественных групп карандашей, так как при их производстве применяют компоненты, составляющие коммерческую тайну. Европа пока не готова доверить все секреты Китаю. Потому что это то, чем они отличаются друг от друга и на основе чего конкурируют.

- Немного обидно за Россию: насколько я помню, Faber-Castell в ХIX использовал российский грифель.

- Точнее, графит. И Koh-i-Noor брал стержень Красина. Но это было в 60-е и 70-е годы.

- Где фабрика закупает грифель?

- В Китае. Мы остановились на фабрике, которая работает для мировых брендов: Faber, Koh-i-Noor, Maped, для американского и европейского рынков. Мы с ними тщательно работали над отбором и соответствующими требованиями к качеству разного вида стержней, которые сразу создали площадку качества Воскресенской карандашной фабрике.

- В чем уникальность ассортимента Воскресенской карандашной фабрики?

- В данном случае говорить об «уникальности» несколько некорректно, потому что, как я сказал раньше, мы производим любой карандаш, который можно производить вообще. Этим мы уже не уникальны. Но как российская фабрика, мы уникальны. Потому что ни одна из российских фабрик такого ассортимента никогда не производила и даже не мечтала о нем. Хотя нет, конечно: вероятно мечтали.

vkf_2.jpg


- То есть у вас в ассортименте есть все: от детских до высокохудожественных карандашей?

- Да. Для художественной группы у нас есть абсолютно все. У нас есть понимание, как ее развивать, какое качество, какие группы. Сейчас мы над этим работаем с китайскими фабриками по художественным стержням, только на основе образцов мировых брендов. Пока это наша коммерческая тайна. Мы знаем, как развивать и остальные группы товаров, нужно только время.

- В товарах для творчества очень модно смешение технологий. Например, акварельные карандаши.

- Мы делаем акварельные карандаши, причем многие после тестирования говорят, что они невероятного качества. После работы с нашими карандашами не остается ни одного следа от штриха, он полностью размывается. А насыщенность стержня, размытого водой, – как после акварельной краски. Сейчас мы были в Китае и возили свою продукцию по заводам для тестирования качества стержней – даже китайские производители удивляются нашим акварельным карандашам. Это была наша совместная работа с фабрикой.

- Как вы тестируете продукцию для художников?

- Даем ее опробовать непосредственно художникам. Я и сам профессиональный художник, у меня более 30 иллюстрированных книг: Толстой, Шекспир, Чехов... Более 600 иллюстраций, которые купило государство. Поэтому я о карандашах говорю не понаслышке.

- На каких производственных мощностях создается продукция?

- Мощности большие, очень серьезные. Мы можем выпускать несколько миллионов карандашей в месяц. Сейчас ещё не вышли на свою полную производственную мощность, фабрика только открылась (10 мая 2018 года).


- Борис Кац презентовал вас еще в марте на Главном канцелярском форуме.

- Фабрика полгода работала в тестовом режиме. У нас очень много разного оборудования. На фабрику приезжали китайские инженеры, которые вместе с нашими специалистами несколько месяцев настраивали и тестировали технику.

- Уже есть какие-то заказы, достижения в этом плане?

- Есть. Мы выпускаем несколько торговых марок, как свои так и частные.

- Ближайшие планы фабрики?

- План один:
  • создать сильную команду единомышленников и профессионалов, чтобы наша Воскресенска Карандашная Фабрика стала одним из мировых брендов;
  • Выйти на мировой и европейский рынки;
  • Войти в топ-10 карандашных фабрик.
У нас для этого все есть, нужно только немного времени.


Лариса Сахарова,
журналист портала «Сегмент.ру»