:

Станислав Мукамаев: «Мое жизненное кредо − идти вперед, независимо от обстоятельств»

21.07.2006 17:38:37 86 0 На печать
Пять лет назад я съездил в Европу, мечтал иметь завод и компанию, которая работает по европейским принципам. Я посетил ряд европейских производственных компаний и, к своему удивлению, обнаружил, что такая фирма уже состоялась, то есть наша компания по образу своему и подобию очень напоминает европейскую.

Источник: журнал "Канцелярское Дело"

В конце января Станислав Михайлович был проездом в Москве. Он летел на знаменитую PaperWorld для того, чтобы в очередной раз представить всемирно известным западным компаниям продукцию, которой по праву гордится созданная господином Мукамаевым компания «Стамм». Впрочем, не будем забегать вперед и расскажем обо всем по порядку...

− Станислав, в последнее время многие люди стремятся в большие города, вы же, насколько мне известно, остаетесь верны Саратову, почему?
− Мне очень нравится этот город, уютный и хороший. Здесь живут очень интересные люди. Кроме того, Саратов − город купеческий, в котором всегда была очень развита торговля. Наверное, поэтому здесь у нас все хорошо получается. Мы очень любим этот город, ну а он любит нас и компанию «Стамм».

Я родился в Саратове в 1964 году, здесь же учился, окончил школу и экономический институт. Чуть-чуть до этого поучился в политехническом институте.

− Какая у вас специальность?
− Планирование промышленного производства.

− Почему вы решили не продолжать учебу в политехническом институте?
− Я ушел на службу в армию. Служил я в Монголии. Служба там была очень впечатляющая: в Монголии ведь очень интересный климат − от минус сорока до плюс сорока и постоянно пыль. Наверное, именно там я закалился.

Уже из армии я пришел с пониманием того, что меня больше чем что-либо другое интересует экономика. Мне казалось, что все будет развиваться именно в сторону бизнеса. Наверное, в тот момент и проявились мои способности к ведению бизнеса больше, чем к инженерным наукам. Поэтому после армии я поступил в Саратовский Экономический институт, в котором и отучился пять лет.

После окончания института я организовал кооператив, поскольку в то время (в 1988 году) было очень развито кооперативное движение.

− Что же натолкнуло вас на деятельность в сфере производства из пластмасс?
− Учась в институте, я подрабатывал по вечерам на заводе резинотехнических изделий оператором термопласт-автомата, как раз в сфере товаров народного потребления. Именно там я узнал все о переработке пластмасс. Весь основной опыт у меня оттуда, поэтому кооператив я организовал именно по переработке вторичного сырья. Первые шаги в бизнесе начались с производства детских пластмассовых игрушек − всевозможных сборных корабликов, а также канцтоваров (чертежных досок).

Уже в то время наша продукция пользовалась хорошим спросом, поскольку, во-первых, она была очень качественной, а во-вторых, имела яркие красивые цвета. Мы тогда очень хорошо подняли объем производства игрушек, при том, что предприятие наше было небольшим, а работало на нем всего 20 человек.

− Какие проблемы приходилось решать в то время?
− Основной проблемой был поиск сырья, которого в то время нигде невозможно было найти. Поэтому огромное количество времени у нас уходило на поиск полистирола и всевозможных пластмасс.

− Где же вы его находили?
− Скупали лишнее на заводах. Частная инициатива и в то время, и сейчас, более эффективна. Наверное, именно по этому, наше производство работало без сбоев, в то время как рядом государственные предприятия по каким-то неизвестным причинам не работали, имея и оборудование, и сырье, и персонал. Думаю, здесь сказывался метод социалистического ведения хозяйства.

− Как я понимаю, вы с самого начала занимались управлением предприятием?
− Да, с самого начала я занимаюсь управленческой деятельностью, причем именно в направлении переработки пластмасс. Я считаю, что мне очень повезло в этом смысле, потому что пластик развивается и является прогрессивной и передовой отраслью во всем мире. Поэтому о пластике я знаю очень много и мне это очень интересно.

− Можете ли вы сегодня сказать, что мечтали именно о такой карьере?
− Да, я согласен с утверждением, что то, что мы рисуем у себя в голове, какие-то планы, даже порой неосознанные, потом осуществляются. То есть мы оказываемся в этой точке и получается так, как надо. У меня, во всяком случае, выходит именно так. Я действительно мечтал иметь завод, который производит высококачественную продукцию европейского уровня.

− Что вас к этому привело?
− Пять лет назад я съездил в Европу, мечтал иметь завод и компанию, которая работает по европейским принципам. Я посетил ряд европейских производственных компаний и, к своему удивлению, обнаружил, что такая фирма уже состоялась, то есть наша компания по образу своему и подобию очень напоминает европейскую. Правда, после этого у меня было некоторое замешательство, я думал: а что же теперь делать дальше, ведь уже всего достиг? Наверное, как раз в этот момент особого развития у предприятия не было. Длилось это около года, но скоро мы поняли, что нужно делать то, что мы делаем, и теперь необходимо добиваться выхода на зарубежный канцелярский рынок, не смотря на то, что это трудно. Нужно масштабировать бизнес. Было понятно, что нужно расти, нужно ощутимо увеличивать свою долю с каждым годом, с тем, чтобы предприятие развивалось и работало эффективно. Это то, чем мы занимаемся сегодня. Ведь 20-30% роста в год, для нас является тем показателем, к которому мы стремимся. Это наша цель, и пока мы ее достигаем.

− Как была создана компания «Стамм»?
− Наше предприятие раньше называлось «Пеликан». Связано это было с тем, что мы производили игрушки из пластмасс и рыболовные принадлежности. Но после того как мы посетили несколько канцелярских выставок, мы к своему счастью или несчастью обнаружили, что фирма под названием «Пеликан» уже существует, и это очень крупная немецкая компания. Кстати, в то время слово «бренд» вообще было ругательным, но я понимал, что нужно менять название и строить бренд. Возможно, это было даже неосознанно, такого слова не было в обращении. Так появилась компания «Стамм», а произошло это десять лет назад.

− Как появилось название компании?
− К тому времени все общепринятые названия были заняты. «Стамм» − это мои инициалы. Мы искали название, которого нет. Вообще у нас было много вариантов, и одним из них были инициалы, которые впоследствии очень удачно легли на бумагу, а название получилось емким и хорошим. Самое главное, что ни у кого такого названия нет.

− Давайте вернемся ко времени вашей учебы и службы в армии, что больше всего запомнилось из тех лет?
− Время было, безусловно, хорошее. Но я вспоминаю то, что почему-то работал все время, по крайней мере, в свободное от учебы.

− Когда вы заработали свои первые деньги?
− Как и все в то время, мы занимались разгрузкой вагонов и машин. Не боялись тяжелого труда. В целом, у меня была нормальная студенческая жизнь. Трудились и в стройотрядах, помню, грузили мешки с сахаром. Такой там был слежавшийся сахар, который очень тяжело было выгружать. Это и были первые заработанные деньги. Вообще я хорошо учился, мне было интересно в Саратовском экономическом институте. Как и все студенты, я занимался коммерцией, − что-то покупал и перепродавал. И, наверное, в тот момент мне стало понятно, что мне больше нравиться заниматься производством. Не коммерцией, а производством. Продавать мне абсолютно не интересно. После этого я сделал несколько попыток создать предприятие по продажам, и оно существовало, был и розничный магазин, и оптовая фирма по продажам канцтоваров. Но мне нравится производить продукцию, а не бизнес ради прибыли, ради денег. Хотя прибыль, конечно, должна быть и предприятие должно быть эффективным. Но мне гораздо интереснее что-то делать, творить и получать результат, создавать новое, когда от идеи получается готовый продукт и готовое изделие. А если оно получается лучше, симпатичнее и интереснее, чем у конкурентов, то от этого получаешь самое настоящее удовольствие.

− Кто придумывает идеи для компании «Стамм»?
− В том числе и я. Я вообще очень болею этим процессом, мне нравится придумывать новые формы, нравится изучать то, что есть на рынке, безумно нравиться процесс рыночной конкуренции. Когда ты делаешь лучше, чем у конкурентов, это просто замечательно. Сегодня в нашем отделе маркетинга работают достаточно хорошие ребята, профессионалы, очень творческие и креативные. У нас в компании есть свое дизайн-бюро, где работают профессиональные дизайнеры, которые, собственно, и создают новый продукт. Сейчас мы создаем более сложные продукты, чем в начале, продукты, связанные с инновациями.

− Что самое сложное в вашей работе?
− Все легко. Самое сложное и запутанное − это российское законодательство. Сложнее не бывает. Это самая большая проблема, как правило. Ведь работа не может быть сложной, если она интересна, а у нас все очень интересно и все развивается, а это здорово. Мы в нашей компании стараемся работать эффективно. Мы не много работаем, но эффективно.

− Как вы планируете свой рабочий день?
− У меня есть планы на каждый день, но планировать досконально − такой привычки нет, да это и не нужно, наверное. Есть определенные цели, есть стратегические и тактические планы, но они скорее долгосрочные. Основная масса проблем, которые приходится решать, возникают на месте. Тем не менее, я не отношусь к тем, кто планирует свой рабочий день с помощью тайм-менеджмента.

− Сколько человек работает в компании «Стамм»?
− На сегодняшний день на нашем предприятии работает 406 человек.

− Какие качества вашей личности помогают вам руководить таким большим коллективом?
− Целеустремленность, наверное. Я знаю цель сам, довожу ее до сотрудников, все с воодушевлением принимают ее к сведению, и мы все к ней идем. Никуда не отвлекаясь. Нас не бросает из стороны в сторону: давайте поторгуем или произведем еще какие-нибудь тетради, как это происходит со многими. Мы знаем, что мы должны быть лучшими в переработке пластмасс методом литья под давлением. Тут все очень точно и четко − в этой нише мы должны быть лучшими, и должны поддерживать этот статус постоянно.

− У вас молодой коллектив?
− Всякие есть ребята, от 20 до 45 лет. Но все креативные, у всех много идей, и я стараюсь быть с ними. Кроме того, я очень люблю коллектив, я очень уважаю их работу и переживаю, может быть даже где-то излишне, за какие-то личные проблемы. Стараюсь принимать участие там, где меня просят об этом. То есть, у нас команда. Мы очень дружные. Многие работают в компании больше десяти лет, и это о чем-то говорит. Если сотрудник готов отдать компании десять лет своей жизни − это очень ценно.

− Вы знаете, что о вас думают подчиненные?
− Не знаю, только предполагаю, но на тренингах, которые проходят без меня, я думаю, что хорошо, потому что, когда их просят нарисовать ассоциации, какие у них возникают в связи с компанией «Стамм», рисуют деревья, солнце, фабрику.

Однажды прозвучала такая интересная фраза, я услышал ее и был очень рад: «Мы подходим к «Стамму» и так хорошо сразу становится». Не часто такое услышишь.

Кроме того, я хотел бы добавить, что название «Стамм» − это не просто инициалы. В немецком языке есть такое слово Stamm (штамм), которое в переводе означает «ствол дерева» либо «основу чего-то». Думаю, что такое название более четко характеризует нашу компанию.

− Станислав, а какие события, произошедшие в «Стамме», являются для вас самыми знаменательными?
− Выпуск первого стержня для шариковой ручки, которое произошло десять лет назад. Был период, когда мы производили комплектующие для заводов: пластмассовые детали для часов, соковыжималок. Но мы понимали, что нужно выходить на рынок, чтобы не зависеть от заводов. В то время в России не было производства фломастеров, и первым нашим изделием стали именно они. Потом мы стали производить чертежные изделия, и уже позже − выпускать шариковые ручки, стержни для них. Как раз тогда пошел очень сильный рост компании, потому как оказалось, что ручек надо много. Наше ноу-хау было в том, что мы стали делать ручки ярких красивых цветов. Я до сих пор придерживаюсь такого мнения и всегда говорю сотрудникам, что мы должны делать просто красивые вещи. Когда покупатель берет изделие, оно должно быть красивым и приятным, и стоить недорого. Эта концепция до сих пор актуальна для нас. Потом мы сменили российское оборудование на немецкое, что является очень большим шагом вперед в нашем развитии.

Следующий шаг − внедрение IT технологий, автоматизация производства и процессов внутри компании, внедрение логистического софта. Мы смогли отгружать продукцию очень быстро в короткие сроки и в полном объеме. Кроме того, мы поставили перед собой еще более серьезные цели − отгружать в этом году до 100% в течение трех-пяти дней.

− Десятилетие компании вы уже праздновали?
− Да, оно прошло у нас в этом году в рабочем порядке, внутри компании. Сейчас мы решаем очень много и технологических вопросов и многих других. У нас сейчас переломный момент, связанный с бурным развитием, поэтому было много работы, тем не менее, празднование прошло душевно.

− Станислав, а как вы справляетесь со стрессовыми ситуациями? Спортом занимаетесь?
− Да, некоторое время назад я увлекся спортом, фитнесом. По дорожке хожу или бегаю − в зависимости от стресса. Ведь чем сильнее стресс, тем быстрее бежать приходится. В фитнесе мне нравятся многие виды: аэробика, степ, спиннинг. Кроме того, я с удовольствием играю в теннис, а в последнее время увлекся боксом. Даже не думал, что это такое интересное занятие. Никогда вообще в жизни боксом не занимался, а сейчас очень интересно. Правда, мне обещали по голове не бить (смеется). В связи с такой жизнью приходится выбирать все более агрессивные виды спорта.

− Да и сотрудникам, наверное, в связи с этим меньше достается?
− Да, хотя у нас в компании все очень демократично, никакой лишней опеки нет.

− Не авторитарный у вас режим правления?
− Нет! Демократичный, насколько он может таким быть. То есть, существуют цели и планы, по которым сотрудники работают самостоятельно. Мы встречаемся с кем-то раз в неделю, с кем-то раз в месяц. И этого вполне достаточно.

− А кроме фитнеса есть у вас увлечения?
− Машины люблю.

− Какие?
− Быстрые, скоростные, спортивные. Меняю их не часто, потому что люблю и привыкаю. Но люблю мощные и скоростные, наверное, они больше всего отвечают моему характеру. Мне нравятся БМВ со спортивным характером, очень нравиться «Фольксваген туарег», на нем я езжу и в настоящее время. Одним словом, главное, чтобы машина была со спортивным характером и с высокой проходимостью. Кстати, в свое время я увлекался хоккеем и играл в нападении.

− Вы играли в хоккей?
− Это было очень давно. Я вообще перепробовал много видов спорта: занимался борьбой, баскетболом, футболом. Но больше всего мне понравился хоккей за свою скорость и динамичность. В нем нужно быстро принимать решение, потому − это мой спорт. Футбол − тоже хорошо, но он медленный, здесь разница в динамике.

Еще я коллекционирую шариковые ручки, на сегодняшний день у меня в коллекции более трех тысяч экземпляров. Мне это просто интересно, потому что шариковая ручка − это очень высокотехнологичный продукт: ее наконечник делается на специальном оборудовании, шарик надо запрессовать в ручку так, чтобы все писало и не вытекало в карман. Я очень люблю высокие технологии и надежное оборудование; вообще люблю быстрое оборудование, чтобы оно работало без сбоев. Поэтому мне нравится коллекционировать ручки, я покупаю их во время командировок.

− Как вы проводите свободное время?
− Я много читаю специальной литературы, книги по маркетингу, по управлению и менеджменту. Для меня это отдых. Появилась масса профессиональных изданий, и в связи с вакуумом прошлых лет, я все это просто «съедаю», потому что это очень интересно и очень эффективно.

− Читаете переводную литературу?
− Да, к сожалению.

− Что читаете в данный момент?
− Книгу Э. Гроув, президента компании «Интел», «Выживают только параноики».

− Есть мнение, что такого рода литература не совсем подходит к реалиям российского бизнеса, как вы считаете?
− Я согласен, что стопроцентно она не подходит, но ее можно адаптировать к нашему рынку, к его особенностям. Кроме того, очень интересно внедрять их технологии в работу своего предприятия.

− Какое вы любите кино?
− Я люблю с детьми смотреть мультики. «Шрек» мне нравится, хороший, классный мультик. Это, наверное, связано с тем, что мы производим много изделий для детей, и меня интересует их мнение. Мне нравятся «Звездные войны», я смотрел их в кинотеатре с детьми. «9 рота» − интересный фильм, очень реалистичный, но очень тяжелый. У нас сейчас время такое, что каждый день девятая рота, поэтому хочется чего-нибудь полегче, честно говоря.

− Раз уж вы заговорили о детях, расскажите о своей семье.
− Сын, дочь, молодая супруга. Приходится быть в форме, поэтому я занимаюсь спортом. Дети оба учатся в школе. Сын, когда был маленьким, строил из стульев термопласт-автоматы, но сейчас уже немного от этого отошел. Теперь они уже ставят цели: сколько ручек будут производить, и кто больше. Делят, кто будет производить ручки, кто − линейки, кто − офисные изделия. Практически рвут на части. Надеюсь, будут развивать эту тему в будущем.

− Кем вы мечтали стать в детстве?
− Я писал сочинение, что хочу плавать на корабле и быть капитаном, много смотреть, видеть и управлять кораблем. Что-то такое примерно и получилось.

− Много времени вы уделяете семье?
− Достаточно, я не воскресный папа, а нормальный. И вечером время бывает, и в выходные, само собой, потому что нужно отдыхать от работы, иначе она становиться неэффективной. Я не засиживаюсь на работе до четырех утра, но время, отведенное для работы, стараюсь проводить эффективно, чтобы времени хватало на семью. Мы любим путешествовать, много ездим.

− В какие страны?
− В Германию часто ездим. Вообще в Европе очень интересно. Венеция, Флоренция нам нравятся. Конечно, любим и пляжный отдых. Я раньше думал − какая разница Саратов или Европа? Я думал, что детям только горки нужны. На самом деле им нравится все. А дома, в Саратове, мы вместе катаемся на коньках и санках. Погодные условия нам это позволяют.

− Какой город любите больше всего?
− Мне Саратов очень нравится, он очень уютный, хороший, добрый город. Из европейских стран любимая − Голландия.

− Вы азартный человек?
− Абсолютно не азартный.

− Рисковый?

− Да, мне это нравится, для меня это − адреналин, но я люблю только тот риск, который оправдан. У нас в России вести бизнес − уже само по себе риск, и очень большой. В процессе ведения бизнеса мы много рискуем. Мы, например, брали кредит в 1998 году, когда было вообще непонятно, то ли провалится рубль, то ли останется на месте. Это было как раз во время дефолта, − мы брали валютный кредит на оборудование.

Да, у нас в России частенько происходят различные катаклизмы, мы постоянно подвергаемся каким-то финансовым рискам, но мы просто идем, стараемся и вынуждены обращать внимание на то, что происходит вокруг. Я верю в то, что нужно просто идти и просто работать − тогда все будет нормально. Мы часто не просчитываем наперед какие-то ходы и бизнес-проекты, мы просто делаем, потому что если бы 10−12 лет назад мы сели и посчитали, выгодно ли делать фломастеры в России, мы бы не стали их делать. При тех налогах и той инфляции это было невыгодно вообще. Если бы мы считали, то сейчас бы не было «Стамма». Наша концепция и заключается в том, что мы ничего не считали и ничего не боялись, просто очень хотели чего-то достигнуть. Мы в то же время рисковали, часто рискуем и теперь и всегда выигрываем. Хотелось бы, чтобы и дальше так продолжалось.

− Выходит, вы сторонник краткосрочных планов?
− Да, это факт. Мы действительно принимаем решения на основе краткосрочного планирования, но, при этом, закладываем на постоянный рост.

− А как вы относитесь к вредным привычкам?
− Положительно: они должны быть, без них никак не получается. И я их не лишен.

− Дома у вас патриархат?

− Дома я постоянно пытаюсь насадить тотальный патриархат. И вот уже двенадцать лет эта попытка терпит крушение. Побеждает, естественно, демократия. Меня никто не слушает, но потом все равно делают так, как я говорю. Я говорю: можете слушать или нет, но будет так. А они уже слушают, потому что выгодно. Такая демократия с элементами тоталитарного режима.

− Любите вы заниматься домашними делами?
− Готовлю иногда по выходным. А руку к молотку, разве что, просто приложить, не более того.

− Наверное, у вас есть свое фирменное блюдо?
− Мое фирменное блюдо − узбекский плов. Я его готовлю с телятиной. И с водкой он очень хорошо идет.

− Станислав, какое ваше жизненное кредо?
− Идти вперед, не сдаваясь, независимо ни от чего, часто напролом к своей цели. Не сворачивая никуда и не отвлекаясь ни на что. Но − не по головам. Просто целеустремленно идти к своей мечте.